00:20 

Никогда и никому

КняжнаАнастасия
На золотой летающей тарелке
Кроссовер Star Trek TOS и Хоббита под железным обоснуем разговора Спока с Лейлой.

Пэйринг: Преслеш К/С
Рейтинг: G
Жанры: Джен, Слэш (яой), Hurt/comfort

Описание:

- Я никогда не видела драконов...

- Я видел. На Пеленгарии-7.



Дневник капитана, звездная дата .... Энтерпрайз вышла на орбиту седьмой планеты системы Пеленгария. Предыдущий побывавший здесь корабль Федерации зафиксировал на поверхности ряд сооружений, чрезвычайно похожих на жилые строения. Разумных жизненных форм на планете не обнаружено. Наша задача: провести более глубокий анализ, осуществить непосредственный поиск существ, создавших здания, в случае неудачи констатировать вымирание и установить его причину. Мы с мистером Споком займемся выполнением задачи лично. Конец записи.

Вопреки распространенному мнению, самый молодой капитан Флота Джеймс Т. Кирк не получал от вылазок на опасные планеты ни малейшего отголоска удовольствия.

Коммандер Спок, внимательно изучивший его личное дело еще в тот вечер, когда впервые узнал от Кристофера Пайка имя нового командира Энтерпрайз, был немало удивлен этим фактом. В графе "характеристика", разделе "личные приписки", красовалась довольно говорящая запись от ныне покойного капитана Гарровика, под началом которого Джим служил с самого выпуска из Академии: "Адреналиновый наркоман", и не было никаких оснований подвергать это заключение сомнению. Мистер Спок и сам пришел было к такому выводу, увидев, с каким упорством Кирк рвется в десант, наотрез отказываясь оставаться в безопасности на мостике корабля, и даже подумывал в целях самосохранения незаметно перевестись на другой корабль. Фаррагут, например, или Консталейшен. Останавливал его разве только план пятилетней миссии, обещающий невероятные открытия в нетронутых доселе квадрантах галактики.

Тем не менее, недели шли, складываясь в месяцы, время текло сквозь пальцы, как песок, и с каждым днем чуткий вулканец все меньше верил в короткую размашистую записку на двенадцатой странице личного дела Кирка. Никакой зависимости от адреналина. Никаких горящих глаз, никакого чрезмерного возбуждения и нервного громкого хохота под лучами фазеров. Ничего, что могло бы внушить опасения друзьям и подчиненным капитана.

Скорее даже наоборот.

Всякий раз, становясь на платформу транспортера вместе с остальными членами десанта, Джеймс Кирк неуловимо мрачнел и словно впадал в молчаливое отчаяние. Будто, отправляясь на новую планету, он добровольно восходил на эшафот и заряжал пистолет, чтобы сыграть с судьбой в рулетку и снова, в сотый раз выиграть у нее еще несколько дней своей полной приключений и опасностей жизни. Пока его беспрецедентная удача еще разрешала ему выигрывать.

Если бы Спок был чуть больше человеком, он бы проникся к своему капитану, желающему живым щитом заслонить от смерти весь свой экипаж, глубочайшим сочувствием. Вместо этого он лишь приоткрывал свои ментальные щиты и формировал ободряющие мысленные посылы, оказавшись достаточно близко, чтобы Кирк смог их почувствовать, и объяснял это сам себе простым и логичным желанием поддержать не по возрасту серьезного, слегка озадаченного тяжелым грузом командования человека, еще полгода назад бывшего простым лейтенантом в огромном космосе.

В целом, примерно так коммандер обозначал направление своих мыслей, когда пытался ответить для себя, почему он снова рядом с капитаном на платформе, с трикодером через плечо, и собирается спуститься на неизученную Пеленгарию-7 вместе с ним, оставив Энтерпрайз без обоих старших офицеров. Это нелогично, это небезопасно, это не по Уставу, но на душе у Спока легко, словно это самое правильное решение в его жизни.

И, подтверждая эту мысль, Джеймс благодарно улыбается ему, совсем слегка, одними уголками губ, но его лицо словно светится изнутри чистым золотым светом, и скрыть улыбку полностью на этом фоне невозможно.

Материализовавшись на поверхности планеты, они оба едва успели рефлекторно пригнуться, чтобы избежать гибели от просвистевшего прямо над ними длинного копья.

- Спок! - окрикнул капитан и резво кинулся на коммандера, прижимая его к земле и накрывая своим телом. Возможно, тот и возмутился бы, и не преминул бы напомнить, что в данной ситуации скорее ему полагалось бы защищать старшего по званию, но вулканец без подготовки затонул в безудержном каскаде чужой боли и смерти, и это дезориентировало его настолько, что он смог лишь издать едва слышный в грохоте оружия и криков жалобный стон и сильнее прижаться к капитану в поисках спасения.

Вокруг них бушевала жестокая страшная битва. В душном спертом воздухе стоял неистребимый густой запах крови и железа, сталь звенела о сталь, яростное рычание воинов сливалось в бесконечный неумолкающий вопль ненависти. Спок силился отвлечься от этого, сосредоточиться на ровной и сильной пульсации энергии капитана, на быстром и четком стуке его сердца, и закрыть, наконец, свое сознание от этих бесконечных обрывающихся жизней, но стоило ему чуть-чуть прийти в себя, как перед глазами тут же вспыхивало очередное тошнотворное видение, включающее в себя чьи-то развороченные внутренности и пустые открытые глаза, и все начиналось сначала.

Чтобы привыкнуть к подобному, требовался не один год.

Все закончилось так же неожиданно, как началось. Небо за плечом Кирка прояснилось, непроницаемая завеса вони сменилась одуряюще прохладным свежим ветром в лицо.

- Выходите из своего бесконечного цикла, мистер Спок, - устало вздохнул капитан, с усилием отрываясь от него и поднимаясь на колени, - Хорошо хоть, с транспортером наверху все в порядке. Мы теперь в нескольких милях от этого кошмара.

Спок испытал прилив глубокого уважения к этому человеку. В форс-мажорной ситуации, когда им обоим грозила смертельная опасность, он умудрился не только вовремя среагировать, защитив своего первого помощника от верной гибели, но и позаботиться о быстрой эвакуации. Не каждый командир сумел бы выйти из ситуации так безболезненно и без лишних жертв. Хотя будь их не двое, а больше, столь малой кровью, конечно, не обошлось бы.

К слову сказать...

- Капитан, по данным сканеров, на этой планете нет разумных форм жизни.

- Ну и правильно. Разумные формы копьями не кидаются, - мрачно пошутил Кирк в ответ, но все же открыл все еще сжатый в руке коммуникатор, - Капитан мостику.

- Сулу на связи, сэр, - немедленно отозвался знакомый твердый голос.
Капитан заколебался. Очевидно, ему очень хотелось выругаться, устроить разборку, оторваться на сотрудниках по полной программе... Но виноваты-то не они.

В конце концов, Джеймс только вздохнул и обреченно махнул рукой.

- Проверьте все сканирующее оборудование на корабле на предмет повреждений и сбоев настроек, - коротко бросил он и отключился, не дожидаясь подтверждения приказа.

Спок, конечно, не стал комментировать вслух решение капитана. Он был убежден, что слишком много хвалить молодых офицеров непедагогично и опасно. Не то чтобы он относился к Кирку как к кадету или только заступившему на службу энсину, но... Капитан в тридцать лет - почти то же самое, что пилот в семнадцать. Беспрецедентно. Немыслимо. На фоне своей должности Джеймс Т. еще совсем мальчишка, и поэтому нет ничего удивительного в том, что иногда бывший профессор воспринимает его как нечто чрезвычайно юное и нуждающееся в присмотре.

О том, что это самое юное в семнадцатилетнем возрасте виртуозно взломало его собственный программный код на Кобаяши Мару, приведя в остолбенение опытнейших инструкторов Академии, коммандер старался не вспоминать.

Кирк покосился на него со странным выражением, близким к лукавству, и легко встал на ноги.

- Идемте, мистер Спок. Нужно узнать, куда нас занесло и что тут творится.

***



Эта стычка, на первый взгляд неотличимая от сотен предыдущих, вызвала у короля Лихого леса ряд очень интересных вопросов, на которые пока что не было ответа.

Конечно, когда весь мир вокруг тебя залит пахучей разноцветной кровью, когда ты не чувствуешь плеч и кажется, что руки летают сами по себе, с силой рассекая острым мечом черную, покрытую струпьями плоть, когда боль от многочисленных ссадин и царапин мерно пульсирует под кожей, вгоняя в состояние, близкое к медитативному трансу, думать трезво практически невозможно. В такой обстановке всякое может привидеться, и ничего удивительного в этом нет.

Тем не менее, то, что он заметил краем глаза где-то между выпадами, не вписывалось ни в какие привычные рамки.

Бой угасал, шел на спад, как сходит на нет душный ливень в разгар лесного лета, когда среди орочьих грязно-серых тел и эльфийских зеленых одежд вдруг мелькнули цвета настолько неестественно яркие, что Трандуил едва не пропустил мощный удар кривого ятагана.

Кажется, это было облачение явившихся из ниоткуда людей.

Или, скорее, человека и эльфа, судя по фигурам.

Человек молниеносно повалил товарища на землю, уберегши тем самым от орочьего копья, и спустя каких-то полминуты оба растворились в воздухе, будто их и не было.

Несомненно, Его Величество не оставил бы этот эпизод без своего пристального внимания, если бы в тот же момент его сердце вдруг не трепыхнулось сильнее обычного, не забилось мощно и почти больно, отдаваясь горячим тяжелым эхом в висках, и не заныло липким ледяным страхом. Ни с того, ни с сего среди растерзанных трупов ему привиделась прядь прямых светлых волос, втоптанных в грязь чьей-то тяжелой черной лапищей в огромном сапоге.

- Леголас!

Самому королю показалось, что он произнес это почти неслышно, едва ли не беззвучно. На деле же его стальной голос разнесся по поляне, врезаясь в душный спертый воздух, и заставил содрогнуться каждого, кто его слышал. В этом крике был призыв, и ужас, и просто сумасшедшая надежда на отклик.

И отклик пришел.

- Ada? - опасливо окликнул его знакомый мелодичный голос, - Ты в порядке?

Холодный король Трандуил обернулся резко и порывисто. Выпустив меч из ослабевших пальцев, он сделал два широких шага вперед, рефлекторным движением откинул за назад пряди длинных светлых волос, цепко схватил сына за широкие плечи и крепко прижал к себе, словно в последний раз.

Вдыхая неуловимый травяной аромат волос мальчишки, Ороферон крепко зажмурился и велел себе забыть обо всем, что в эту секунду для него не важно.

И о странном видении, исчезнувшем так же неожиданно, как возникшем, тоже.

***



- Я считаю, что игнорирование нашими сканерами местных жителей объясняется иным уровнем их сознания. Волны, испускаемые и обрабатываемые их мозгом, существуют на некоем более высоком уровне пространства, недоступном для земного оборудования.

- Вы восхищены, мистер Спок, - заметил капитан, и коммандер едва не споткнулся на ровном месте. Подобные высказывания, слишком точные для людей, видящих лишь его внешний невозмутимый облик и физически неспособных увидеть внутренний, пугали его и даже слегка раздражали.

- Чувство восхищения незнакомо моей расе, - для проформы напомнил он, игнорируя веселую усмешку Кирка, - Как и подавляющее большинство других чувств.

- Конечно.

Согласие было дано подозрительно быстро, и Спок рефлекторно подобрался, готовясь к очередному удару.

Но удара не последовало. Джеймс совершенно спокойно, почти расслабленно шагал по широкому полю, подставив лицо неяркому осеннему солнцу, любовался видневшимся вдали крупным озером и стоически молчал. Только крепкая рука, то и дело ненавязчиво касающаяся портупеи на поясе, выдавала, что он здесь не на прогулке.

- Мостик капитану, - нарушил идиллию вызов Сулу.

- Кирк слушает, - капитан отреагировал так молниеносно и естественно, словно только этого и ждал.

- Мы не можем перенастроить сканеры, капитан, без мистера Спока. Но мы составили географическую карту планеты.

- Отличная компенсация, - проворчал Кирк, - Ладно. Перешлите ее на трикодер Спока и свяжитесь с транспортерной. Попробуем поискать здесь адекватных аборигенов.

***



У Торина на сердце было неспокойно. Болезненный, глухой стук собственного сердца нервировал, вынуждая бродить кругами по каменному плато и сдерживать сдавленный рык нетерпения. Чувства захлестывали волнами, и в их беспорядочной кутерьме было почти невозможно отличить страх от алчности, а алчность от восторга.

Бильбо Бэггинс скрылся в недрах Горы почти полтора часа назад.

- Я думаю, пора идти на помощь, - негромко сказал Балин.

- Если еще есть кому помогать, - пробормотал Нори и плюхнулся на самый край обрыва, свесив ноги вниз. Этой страсти к риску из него не выбили даже марафонские бега через весь Рованион с орками и эльфами. Дори попытался было с силой оттащить брата от опасного места, но тот лишь лениво рыкнул в ответ и придвинулся еще ближе к краю.

Торин отстраненно наблюдал за этой короткой борьбой и словно бы не видел ее. Мысли его метались от Бильбо к Аркенстону, от того к Трандуилу - вот кто первым бросился бы в древнюю сокровищницу, но не за затерявшимся взломщиком, а за сияющими драгоценностями - и дальше по нарастающей, мысли о драконе, мысли о товарищах, об оставшихся в Эсгароте племянниках, о сером волшебнике и о его пустых, но полных надежды обещаниях...

- Мы не можем рисковать всем ради одного взломщика, - наконец, сказал он, и эти слова отдались в груди неприятным чувством, близким к отвращению к себе.

Он должен. Он король. Повелитель и покровитель не хоббитов, но гномов. А в договоре были прописаны всякие неожиданные неприятности вроде... Испепеления, например.

Торин мгновенно вспомнил, как бестолковый полурослик хлопнулся в обморок от одного описания процесса, и выругался в сердцах.

Кидаясь к проходу в скале, он едва ли слышал нарастающий из глубин Одинокой подозрительный рокот.

***


Основательно изучив присланную на трикодер подробную карту, Кирк заметно приободрился. Крупных мегаполисов обнаружено не было, каменных групп строений, предположительно городов, оказалось совсем немного, и в целом уровень развития местных рас был оценен специалистами не слишком высоко. Это значило, что ничего более неприятного, чем копье в легкие, им не прилетит. Спок мог бы поспорить и сказать, что в копье ничего обнадеживающего тоже нет, но оптимизм капитана оказался странным образом заразителен... Пусть и совсем немного, поэтому он снова промолчал.

- Кирк транспортерной, видите к востоку от нас, за озером, высокую скалистую вершину, по нашим данным полую более чем на сорок процентов?

- Так точно, сэр.

- Переносите нас прямо внутрь.

Спок рефлекторно поднял бровь, не в силах сдержать удивление.

- Сэр?

Кирк получил слегка растерянное, но твердое подтверждение с корабля и отложил коммуникатор в сторону. Его взгляд мгновенно потерял всякую озорную расслабленность, тело напряглось и подобралось, как у зверя перед прыжком. Спок находил донельзя удивительным это нехарактерное для землян умение переходить из состояния покоя в полную боевую готовность за какие-то доли секунды. В юности он полагал такие способности доступными лишь для вулканцев и им подобных рас, физически приспособленных для абсолютного контроля над своим организмом. Что ж, гордыня не порок, а заблуждение, и если оно бесследно развеяно объективными аргументами, этому можно лишь порадоваться.

Как оказалось, радовался коммандер рано. Странный приказ Кирка выполнили с присущей энтерпрайзовцам тщательностью и точностью, относительно мирное открытое поле поехало, покатилось куда-то в неведомые дали, голова закружилась, и прояснение настало только спустя мучительно долгие пять с половиной секунд, за которые Спок успел разве что незначительно укрепить ментальные щиты и сосредоточиться на собственном внутреннем равновесии.

***


Короля Трандуила весь день терзали смутные нехорошие предчувствия. Перехватив в своих владениях очень встревоженного и очень занятого избавлением Рованиона от нечисти соседа Элронда, он выяснил, что гномы должны войти в Гору в День Дурина, и никак иначе. Сказано это было вскользь, между справедливыми упреками, что Великое Зло хозяйничает на его территории, а разбираются с этим Ривенделл и Лориэн, но на очередную засевшую в Дол-Гулдуре мразь Ороферону было плевать, а на отряд Дубощита - нет, поэтому запомнил он разве что пару новых для него изящных язвительных оборотов да судьбоносную дату.

Согласно древним рукописям, сегодня был именно тот самый день.

Лесной владыка поудобнее устроился на троне, перекинув длинные стройные ноги через подлокотник.

- Готовься, Серединная земля, - разнесся по широким чертогам его задумчивый, обманчиво-спокойный голос, - Готовься вновь увидеть зрелище, какого не знала многие тысячи лет. И утонуть в бесконечном потоке неудержимого черного пламени.

***

Спок с самого начала знал, что это плохая идея. Подозрения охватили его еще в транспортерной, когда капитан отказался от сопровождения безопасников, но тогда они оба еще находились в заблуждении относительно местного населения и вполне могли позволить себе прогулку по внешне безопасной планете наедине. Теперь же никаких оправданий у них не было, кроме вскользь брошенного Кирком "Обеспечить безопасность двоим проще, чем толпе"

Зато проблем, требующих какого-либо оправдания, обнаружилось непропорционально много.

Хотя, конечно, измазанная травяным соком форма, гипервентиляция, пресловутое давешнее копье и прочие неприятности не шли ни в какое сравнение с ситуацией, в которую они теперь... Кажется, люди называют это "влипли".

Откровенно говоря, коммандер понятия не имел, преобладает в нем инстинкт самосохранения, научное любопытство или все же чистый эстетический восторг.

Возможно, поэтому он и застыл на месте, не в силах шевельнуться и оторвать взгляда от представшего перед ним зрелища, так по-человечески потеряв контроль над собственным телом и разумом.

- Спооок, - напряженным голосом протянул Кирк, - По-моему, нам с тобой давно пора бежать.

Огромный, поистине колоссальный ящер с тяжелой длинной тупоносой мордой, змеисто-гибкой шеей и совершенно невообразимой по размерам тушей - особенно гипнотизировал толстый, покрытый шипами хвост, даже кончик которого превышал рост среднестатистического вулканца, не говоря уже о людях - смотрел на них, слегка прищурив тяжелые складки век, на которых голографически четко виднелись пластины чешуи высотой с ладонь каждая. Смотрел так, словно прикидывал, будут они вкуснее в сыром виде или копченом. И, кажется, был в корне несогласен с предположением капитана.

Спок стоял на месте и не мог пошевелиться. Тело стало непривычно тяжелым, словно что-то тянуло его к земле с силой, недостаточной для падения, но слишком серьезной, чтобы можно было сделать хотя бы шаг в сторону. Широко расставленные красные глаза рептилии, удивительно маленькие для такого гиганта, притягивали его взгляд, как магниты. На разум давило страшное ментальное воздействие, мощное настолько, что могло бы снести все щиты без малейшего усилия, если бы захотело, и это было похоже на то, как лапа ле'матьи обманчиво беспечно ложится на спину пойманного грызуна, в любую секунду готовая легким движением сломать ему позвоночник.

- Спок, - снова нервно окликнул его капитан, - Спок, отомри сейчас же.

Коммандер честно приложил все усилия, чтобы освободиться от гнетущего влияния дракона - именно так он машинально классифицировал ящера, едва только осознав его очертания перед собой.

И тут чудовище заговорило.

Это было невероятное ощущение. Спок даже не сразу понял, что этот низкий, сумасшедше глубокий рык, полный грозной вибрации и отдающийся от каменных стен вокруг многократным тяжелым эхом - это голос, произносящий вполне различимые слова, поддающиеся вживленным в кожу офицеров переводчикам.

- Как давно я не видел собственными глазами тонколиких эльфов, - почти ласково сказал дракон, - Как давно я не чувствовал их вкус.

- Спок, мать твою! - мгновенно среагировал Кирк и железной хваткой вцепился в запястье старпома. Оглушительная волна его сверкающей золотом энергии захлестнула Спока с головой, мгновенно выдернув из неестественного оцепенения, навеянного драконом.

Спешно срываясь с места и следуя за своим капитаном куда-то в сторону, коммандер едва чувствовал собственное тело. Все, что он знал - вокруг него сплошная тьма и камень, на его руках тепло человеческого тела, а его сознание надежно защищает некто, кого он всегда считал абсолютным пси-нулем. Кошмарный ящер, оставленный ими позади, исходился донельзя угрожающим рычанием, и температура в огромной зале быстро повышалась, отчего у смутно наслышанного о подобных созданиях от матери Спока в неодолимом ужасе забилось сердце.

Очевидно, Кирку в детстве тоже читали древние сказки. Срывая горло от несдержанных ругательств, он резко метнулся в сторону и грубо толкнул своего помощника за ближайшую толстую каменную колонну. Какая-то очень малая часть сознания Спока немедленно зацепилась за выбитые на ней причудливые руны и попыталась их расшифровать, но внезапно по стенам замелькали алые блики, рокот, издаваемый драконом, усилился, жара стала невыносимой даже для вулканца, и по обе стороны от них с капитаном полилось пламя.

До этого момента Спок искренне считал, что ничто и никогда его не испугает и не заставит сдать его железные нервы.

До этого момента.

И все, что он смог сделать в этой ситуации - усилием воли вспомнить о своих обязанностях и закрыть Джима от сводящих с ума волн жара своим телом.

- СКОТТИ, СЕЙЧАС ЖЕ ЗАБЕРИ НАС ОТСЮДА К ЧЕРТЯМ.

Это было последнее, что Спок услышал перед тем, как мир на его глазах распался на кусочки.

***

Трандуил Ороферон, живший на свете многие тысячи лет и видевший на своем веку многие миллионы лун, был уверен, что никто и ничто его уже не удивит. Отчасти поэтому он так спокойно относился к окружающей его разнообразной нечисти, презирал твердолобых скучных гномов и игнорировал обреченно-укоризненные речи Владыки Элронда, точные копии которых успел наслушаться еще в молодости от отца, Элу Тингола, Финдарато и многих прочих мудрых эльфов, уже давным-давно сказавших все, что только можно было сказать, а более-менее оживленно реагировал лишь на самые серьезные угрозы, наподобие возвращения Властелина Тьмы - исключительно потому, что не очень хотелось повторять подвиги древнейших лет, теряя в каждой битве по полкоролевства.

Тем не менее, когда перед его прекрасным троном внезапно прямо из воздуха выплыли очень растрепанные, насмерть перепуганные и отчетливо пахнущие гарью человек и эльф в яркой, хотя и изрядно оборванной и заляпанной одежде, он оказался близок к удивлению как никогда раньше.

- Блядь. Дракон, - неопределенно выдохнул в пространство человек и сильно пошатнулся, едва не упав. Эльф каким-то бездумным, рефлекторным движением придержал его за плечо.

А эльф ли?

Если и да, то он очень болен. Или очень, очень напуган. Потому что цвет лица у него какой-то зеленоватый. И прическа странная. Но уши острые, соответственно, если он и не эльдар, то это какая-то совсем свежая модификация Темной стороны. А значит, нечто новое. А значит, наконец-то интересное.

Трандуил подобрался, словно пума перед прыжком.

Человек перед ним обвел тронную залу немного мутным взором, слегка нахмурился и словно бы мгновенно протрезвел.

- Мы не причиним вам вреда, - ровно, словно давно заученный текст, произнес он, и лесной владыка едва сдержал приступ смешливого раздражения.

- Вот уж действительно - не причините, - хмыкнул он, окидывая выразительным взглядом обе потрепанных фигуры пришельцев, - С кем имею честь, господа?

Человек открыл рот. Моргнул. И закрыл обратно. Выглядело это донельзя глупо, но от людей Ороферон никогда ничего особенного и не ждал.

В следующий миг образы обоих незванных гостей потускнели, задергались в воздухе, будто скрытые пеленой раскаленного дыма, и растворились в воздухе.

С минуту Трандуил неверяще глядел на то место, где только что стояли - точно стояли, он же говорил с ними! - два вполне живых и реальных существа.

А может быть, и не живых.

Он видел в жизни множество иллюзий. Одни создавали враги, другие - друзья, и только некоторые, чрезвычайно редкие и обычно самые странные - сами Поющие, по мере своих сил пытавшиеся худо-бедно контролировать творящееся в Арде и держать добро и зло в равновесии.

Кажется, прозвучало слово "Дракон"?..

Его Величество не стал думать слишком долго. Случившееся достаточно ясно перекликалось с размышлениями, тревожащими его последние недели с нетипичной интенсивностью, распаленной, очевидно, сильным желанием заполучить себе несколько красивых цацок из эреборских подземелий.

- Собрать войско! - многократным эхом громыхнул по самым дальним уголкам дворца вмиг помрачневший голос короля.

***

Когда Спок, наконец, одержал победу в сокрушительной борьбе со сканерами и зафиксировал потрясающее многообразие местных форм жизни, а также совершенно нереальные законы химии и физики, будто искаженные какой-то сумасшедшей сверхъестественной силой, Кирк вздохнул с огромным облегчением. Как минимум это свидетельствовало о его адекватности и об адекватности его старпома. Значит, все это им не привиделось. Значит, копья над головой свистели не фантомные, и даже говорящий дракон, извергающий мощное пламя - не плод укуренной фантазии и не иллюзия, внушенная им каким-нибудь очередным психополем.

Во всяком случае, эта планета многому их научила.

Например, лично для себя Джим сделал вывод, что старшего помощника он без двух-трех безопасников в десант отправлять не станет.

Начальник инженерной службы Монтгомери Скотт решил, что больше никогда не доверит транспортер никому, кроме себя, когда капитан и коммандер находятся на поверхности планеты.

Безопасники дружно пометили в личных паддах, что от старшего командного состава стоит держаться подальше.

Мистер Спок же не стал делать никаких констатаций.

Разве что пообещал себе никогда и никому, ни при каких обстоятельствах, пока трезв ум и нерушимо вулканское самообладание, не рассказывать о том, как сильно притягивают взгляд вертикальные кошачьи зрачки в горящих алых глазах.

И, может быть, прекратить наконец ослаблять ментальные щиты вне собственной каюты.

Ну, может быть, только ради Кирка.

@темы: Хоббит, Синглы, Рейтинг G - PG-13

URL
   

Заколдованный СтарТрек, или Туда и в Нарнию

главная