КняжнаАнастасия
На золотой летающей тарелке
Триквел Очага "О разбросанных по разным концам света". Третий оттенок в градации серого, дарк и капелька соц.философии. Писался долго, с мучениями и матами. Изначально подразумевал под собой совершенно другой фик, но предыдущая версия зашла в тупик настолько глубоко, что мне пришлось на какое-то время от нее отказаться. Дата написания окончательной версии - 25-26 сентября 2014.

Пролог

13 июня 2289г.

Космос пел. Раньше Саавик не верила, что это не просто фигура речи, ведь каждый ребенок знает, что в бескрайнем межзвездном пространстве не существует звуков. Однако как море неторопливо перебирает холодными мокрыми руками свои сокровища, шурша ладонями-волнами, так и Космос встречает мертвых странников погребальной песней свистящего искусственного воздуха у краев открытого люка, и за прошедший год молодая ромуланка научилась слышать его так же ясно, как и голоса своей команды.

Как много она отдала бы, чтобы больше никогда не слышать эту песнь…

Стремясь отвлечься от монотонного высокого завывания, капитан Кирк скользнула глазами по лицам членов своей команды, по традиции выстроившихся ровным коридором на пути погребальной капсулы. Бледные, с запавшими под глазами синеватыми тенями, с бескровными плотно сжатыми губами. Каждый из них знал, на что идет, когда оставлял Федерацию... И ни один не представлял на самом деле, что его ждет.

Саавик помнила, какими были их первые недели в дрейфе. Ребята гневно хмурились при одном только имени адмирала Ногуры, беспечно и дерзко смеялись над порой пытавшимися силой наставить их на путь истинный федералами, многие сжигали или отправляли через шлюзы в открытый космос свои земные и федеративные гражданства. На мостике царила чуть насмешливая вольная радость первой свободы, и никто не задавал себе вопрос «Что дальше?».

Сейчас от всего этого остался разве что первый пункт.

Нет, никто из сорока детей Киттена не винил свою предводительницу в том, что они хоронят уже шестого товарища за год. Однако многие считали виноватыми себя, и это было много хуже, чем было бы простое обвинение капитана в безответственности. Это было обвинением в... Недальновидности.

Что ж, по крайней мере, теперь каждый из них знает, что, освободившись из клетки, птица не только получает право летать где вздумается, но и становится частью пищевой цепи.

В ничейном космическом пространстве, в сотнях сотен парсеков от Земли и Вулкана, куда Саавик увела свою команду, чтобы не мозолить глаза сильным мира сего, они были далеко не одни. Здесь, как и в любой дикой природной среде, водились свои хищники и свои жертвы, царили негласные законы и складывались кратковременные альянсы, члены которых оставались рядом друг с другом ровно до того момента, пока не получали преимущество над другими. Таков закон выживания, и если бы не капитан Кирк, знавшая его с детства, Киттен давно пала бы жертвой космических пиратов.

Однако совсем без потерь жить не получалось, и это нравилось Саавик еще меньше, чем перспектива до самой смерти жить под тщательным контролем адмиралов, президентов, преторов и императоров.

Ее плечи, покрытые черным платком – в погребальном отсеке всегда так холодно... – грубовато и ласково обвила длинная худая рука.

- Ты в порядке, котенок? - тихонько, коснувшись теплым, пахнущим зеленью дыханием ее щеки, спросил Дэйв. Кажется, на этом корабле теперь он один помнил, что она тоже не железная, и только поэтому она до сих пор не отправила его обратно к родителям, на безопасную цивилизованную Землю, как сделала с Хелен и Джоанной. На миг коснувшись губами его пальцев в коротком благодарном поцелуе, Саавик мягко отстранилась от него и бросила быстрый взгляд на нескольких своих офицеров. Среди экипажа уже начали бродить нехорошие слухи об ее отношениях с братом...

И тот факт, что хоронят сейчас человека, за которого она собиралась замуж, положения не улучшал.

Не говоря уже о факте, что двое из пяти предыдущих покойников также имели несчастье состоять с ней в особых отношениях на момент своей гибели.

- Все будет хорошо, - едва слышно шепнула она брату.

Разумеется, ее окаменевшее от горестей сердце в это не верило.

19 апреля 2369 года по земному летосчислению.

От: капитан С.Кирк, станция Глубокий Космос - 4.

Для: доктор Дж.Маккой, планета Селабига, поселение бета-14.


Дорогая Джо,

Надеюсь, ты не порвешь это письмо сразу же, как только увидишь адрес. Ваша фамильная импульсивность всегда вызывала у меня восхищение и любовь, но порой эта черта создает определенного образа неудобства, которых хотелось бы все же избежать. Я знаю, ты наверняка будешь сердиться на меня за то, мы на несколько потеряли связь с цивилизованным миром и позволили всем счесть нас погибшими, но не могу написать тебе, зная, что впервые за долгое время мы с тобой находимся хотя бы в пределах одного квадранта. Надеюсь, мне еще представится возможность лично рассказать тебе, что с нами произошло. Это вполне потянет на хорошую костровую историю.

Тем не менее, надо признать, что сию секунду произошедшее вовсе не кажется мне веселым приключением из книжки. В старых книгах (начиная приблизительно с девятнадцатого века истории Земли и далее) часто говорится, что человек не должен привыкать к такому – это неправильно, это нарушает самую суть понятия «человек», это верный признак, что в обществе что-то не так; позже это утверждение подхватывалось, повторялось на разные лады, как истина в последней инстанции, с которой мало кто решается спорить, и в конце концов превратилось в своего рода стереотип, превративший немалый слой населения Федерации в консерваторов, боящихся космоса. Хотя лично я – все-таки спорю. Возможно, мы в своем бесконечном кошмаре и не живем долго и процветающе, как завещал Сурак (хотя наши с тобой родители служат более чем убедительным примером обратного), однако я глубоко убеждена, что каждое действие в наших беспокойных, полных опасных и травмирующих непривычную психику событий судьбах приносило миру невероятную пользу, ради которой стоит рисковать. Я никогда не забуду одну маленькую девочку с колонии Цальба в бета-квадранте, которую команда Киттен очистила от космических пиратов в первые годы своего свободного плавания. Малышка тянула к нам, спешащим оказывать помощь раненым и собирать убитых, свои крохотные ручки, пока Морриган не взял ее на плечи и не пронес по всему поселению. Мы сочли это детским капризом, а она просто высматривала с высоты его плеча своего папу, потому что без него в воцарившейся суматохе было очень страшно... Точь-в-точь как мне тогда на галактическом рынке, помнишь? Правда, мне было девять, а ей всего два...

Сейчас эта девочка уже глубокая старушка, а Морриган погиб в сражении всего через три года после того случая. Но, спорим, она до сих пор его помнит?

Так странно осознавать, сколько прошло с того дня, как Киттен впервые покинула территорию Федерации. От моей старой команды осталось всего шестеро – два андорианца, три вулканца и Дэвид. Многие погибли в бою или угасли от старости, некоторые покинули нас и вернулись к началу, не выдержав тягот свободы. Корабль населяют их наследники – причудливо похожие на родителей и на удивление другие. Они родились здесь, не зная иной жизни. Они не испытывают тех сомнений, что так терзали нас в их возрасте. Для них то, что мы делаем – привычно и естественно, как воздух. Невинных нужно защитить, агрессоров усмирить, нуждающимся помочь. В лучших традициях капитанов Арчера, Кирка, Сулу и многих других дети Киттен неустанно ищут компромиссы, приемлемые для всех, в бесконечных конфликтах жителей этой невообразимо огромной галактики. И снова смешиваются, и снова вступают в браки, и снова порождают потомство, которое воспитывают на тех же самых принципах, словно постепенно выводя живое воплощение всей Федерации. Возможно ли, что спонтанный, малоосмысленный порыв, побудивший нас, подобно подросткам, навсегда покинуть дом, хлопнув дверью, на самом деле дал начало новому движению, новой форме жизни, целой новой... Расе? Если бы я знала, что нас не перебьют подчистую в первые же пять , возможно, я бы серьезнее задумалась о своих действиях и, скорее всего, побоялась бы сделать то, что сделала. Это непривычное и необычное чувство – быть под реальной угрозой превращения во вторую Еву. Оно пугает меня, как ни одно сражение.

И это одна из причин, по которым ты необходима мне, как никто другой. Прошу тебя, Джо, мне нужен твой совет. Твое сознание свободно от многих, возможно, лишних тяжестей, которые мешают мне мыслить здраво и логично. Кроме того, есть вполне реальный шанс, что мне удастся справиться с накалом обстановки в вашем секторе – Дэйв обнаружил несколько фактов о кардассианцах, которые могут помочь ограничить агрессию этих существ в адрес планет Федерации.

Напиши мне, если у тебя найдется возможность (и желание) встретиться. Благодаря обретенным нами новым технологиям я буду в районе Глубокого Космоса – 9 меньше чем через месяц.

Люблю,

Саавик.


25 апреля 2369 года по земному летосчислению.

От: доктор Дж.Маккой, планета Селабига, поселение бета-14.

Для: капитан С.Кирк, до востребования.

Уважаемая капитан Кирк,

Приношу вам искреннюю благодарность за ваше последнее сообщение. С вашей стороны было очень мило в кои-то веки предупредить меня о своих планах.

А теперь серьезно.

Сержусь?! Да черт тебя возьми и четырежды перевяжи в узелок! Ты исчезла со всех радаров на ЧЕТЫРЕ года! Что мы могли подумать? Ты вообще думала хоть о чем-нибудь, когда так поступала с нами? Твои родители поседели за неделю... И не смей напоминать, что им за полторы сотни лет - это случилось именно из-за тебя. Да что там, из-за тебя поседела даже я! Про Хели ничего не скажу - она и так седая с того случая в бета-квадранте. И спустя столько времени ты просто появляешься в какой-то заднице изученного космоса и говоришь «Привет»?!

Я не хочу тебя видеть. Не после четырех лет тишины в эфире, слез в подушку и ожесточенных битв с собственными сомнениями. Я четыре года убеждала себя, что ты больше никогда не придешь и даже не напишешь, что надо справляться самой. Я рассорилась из-за этого с Хели, и чтобы помириться, мне пришлось врать ей, что я не верю в твою смерть. Она сильно сдала в последнее время - еще бы, с таким-то образом жизни. Не хочу тебя видеть - убью к черту и не поморщусь.

И тем не менее...

В твое отсутствие наши дела окончательно пошли через пень-колоду. Как только Киттен перестала грозить всем подряд своей адской репутацией, Кардассия окончательно сошла с ума. Федерация бросила нас. Отбиваться приходится самим, я не успеваю поднимать на ноги раненых. Если бы я тогда не ввела себе ту же сыворотку, что вытащила с того света Дэйва и Хели, если бы все мы сейчас были такими же немощными стариками, как наши родители, здесь началась бы настоящая резня.

У меня просто нет выбора. Черт возьми, Саавик, я врач, а не партизанка, и уж тем более я не рождалась для того, чтобы оборонять границы Федерации, которой это не нужно, от психов, за которыми стоит вся мощь Доминиона. Надеюсь, твои юные робингуды еще не разучились давать жару во славу беззащитных, потому что иначе нам всем конец.

Жду тебя как можно скорее.

Джоанна.

...люблю.

P.S. И не смей обвинять меня в непоследовательности. Точно убью.


6 мая 2369 года по земному летосчислению.

От: капитан С.Кирк, звездная база 718.

Для: доктор Дж.Маккой, планета Селабига, поселение бета-14

Дорогая Джо,

Я рада, что мы все еще друзья. После всего, что с нами произошло, было бы очень неприятно вернуться и не найти ни одного сердца, которое скучало бы без нас.

О вашем печальном положении я уже наслышана от жителей станции Глубокий космос – 4. Несмотря на несколько... Вольное определение, которое ты дала этому месту, людям здесь известно на удивление многое. В отчаянной попытке не отстать от всего мира, не застыть во времени, дрейфуя в одиночестве, они собирают слухи и сплетни со всех доступных частот вплоть до некоторых засекреченных каналов Федерации. К моему глубокому сожалению, ваше правительство все еще расколото на два лагеря – людей, которые видят только цель, и людей, которые внимательны к выбору средств. Как ты помнишь, именно это послужило поводом для нашего откола, и если за последние четыре года я несколько раз приходила к мысли, что не так и плохо было бы вернуться на государственную службу, то сейчас эти навеянные слабостью и неведением идеи покинули меня окончательно.

С другой стороны, в штабе Флота все еще есть несколько личностей, с которыми мне хотелось бы пообщаться за бутылкой кальвадоса или хотя бы чашкой чая – например, с адмиралом Пэрисом; я думаю, ты помнишь его – много лет назад, будучи еще юношей, он тайно пробрался к нам на Киттен и после обнаружения еще около месяца пробыл в составе моей команды. Он был нам хорошим товарищем и офицером. Даже жаль, что наш беспокойный образ жизни оттолкнул его и все же вынудил вернуться на Землю.

Поскольку, полагаю, без этого ты не подпустишь меня к себе на пушечный залп, попытаюсь вкратце рассказать, что же вынудило нас исчезнуть так надолго.

Итак, как ты знаешь, четыре года назад в погоне за преступником, разорившим тридцать первую станцию типа «Акулис», мы вошли на территорию Ференгиального альянса. Разумеется, при обычных обстоятельствах этого случиться не должно было. Многим известно, сколь ревностно и неприязненно ференги и некоторые другие расы, разделяющие их взгляды, относятся к чужакам в своих владениях. Зная это, я могла бы попытаться прекратить преследование и оставить противника в покое – хозяева прекрасно справились бы и без нашей помощи. Однако я знала также и то, что у младших членов моей команды есть интересная склонность к риску, по поводу и без. Когда я предупредила о последствиях, ребята в очередной раз усомнились в моих личностных качествах и потребовали право, в котором я никогда не отказываю: право ведения миссии. Возможно, в их поведении виноваты наши методы воспитания, хотя скорее виновато обычное подростковое желание показать себя. Мне всегда было интересно, каким образом наши родители смогли вырастить нас практически без подобных проблем – наша ли это заслуга или их?..

Словом, я позволила им обжечься самостоятельно. Пока что это остается самым действенным методом воспитания, хотя и трудновыполнимым для людей с опытом, пытающимся оградить младшее поколение от собственных ошибок. Мне понадобилось довольно много времени, чтобы принять этот простой факт: подростки всегда будут делать глупости, и намного легче просто позволить им расшибить себе лоб (с небольшой страховкой, разумеется), чем пытаться подчинить себе и вынудить делать хотя бы другие глупости.

Разумеется, ни один просчет не мог предугадать того, что произошло на самом деле.

*ВНИМАНИЕ! Смена голоса диктовки!*

Сави, систер, бросай это дело. Двигатели давно готовы, одну тебя ждем.

*ВНИМАНИЕ! Смена голоса диктовки!*

Эй, я вообще-то пытаюсь диктовать письмо Джо.

*ВНИМАНИЕ! Смена голоса диктовки!*

В другой раз додиктуешь. Компьютер, отправить...

*ВНИМАНИЕ! Смена голоса диктовки!*

*ВНИМАНИЕ! Смена голоса диктовки!*

*ВНИМАНИЕ! Смена голоса диктовки!*

Браво, Дэйв. Ты сломал устройство.

*ВНИМАНИЕ! Смена голоса диктовки!*

*СООБЩЕНИЕ ОТПРАВЛЕНО*


10 мая 2369 года по земному летосчислению.

От: доктор Дж.Маккой, планета Селабига, поселение бета-14.

Для: капитан С.Кирк, до востребования

Саавик,

К чертовой матери официоз. Годы идут, а вы двое ничерта не взрослеете. Понятия не имею, виновата ли та сыворотка, или это вы сами по себе такие. Но я рада, что это так. Без ваших дурачеств было довольно тоскливо. Сделай вид, что я этого не говорила, а то лень заново все диктовать, а функцией стирания фразы эти чертовы штуки так и не оборудовали. Я всегда говорила, что Хелл совсем свихнулась со своей манией приближения технологий к реальной жизни.

Касательно ференги – да, мне прекрасно известна их своеобразная репутация хороших гостей и плохих хозяев. С тех пор, как открылась та червоточина, на Глубокий космос – 9 и все прилегающие планеты хлынули целые толпы этих товарищей. У нас какое-то время даже функционировало несколько гостиниц для них, больше похожих на филиалы банков с кроватями. Сейчас они все закрыты – по понятным причинам. Здесь вообще ничего сейчас нет. Обеспечение нужд населения – технических ли, социальных – полностью отрезано, мы тут существуем только репликаторами да прямыми руками нескольких колонистов. Недавно к нам рвалась Хелл – пришлось накричать и послать к черту. Не хмурься. Я не знаю, как еще с ней разговаривать, чтобы понимала: в ее нынешнем состоянии не хватало только демилитаризованной зоны. Если вдруг пересечешься с ней по пути, попробуй сама объяснить, что я люблю ее, но у меня тут просто нет ни лекарств, ни времени, чтобы помочь ей в случае рецидива. Нечего было сидеть на аэронуме. Твоя кровь, конечно, подавила зависимость и сняла ломку, но если мы хотели полностью избавиться от последствий, надо было ждать, пока я не выведу нормальную сыворотку, а этого времени у нас не было, так что пусть теперь не жалуется.

Отвечая на твой вопрос о Пэрисе. Помню ли я это чудо? Еще бы! Когда он вернулся с Киттен, его, естественно, арестовали за измену Федерации, а я в то время работала в тюремной больнице. Оуэн... Впечатлял. Красивый, убежденный, с горящим сердцем... Я провела всего один осмотр, а мысленно уже сыграла свадьбу и родила ему пятерых детей. Потом его отпустили и восстановили в должности. Сейчас у него уже взрослый сын, Том, кажется. То есть был сын. Бедный парень присутствовал на борту ЮСС Вояджер в последний день. Уверена, ты слышала об этой трагедии. Она неслабо ударила по всему нашему обществу. Помимо совершенно исключительных офицеров Флота там пропали и многие мои люди - целая группировка, одна из самых ярких команд среди маки. Среди них были замечательные личности. Среди них был Тувок. Помнишь его? Твой одногруппник, еще ходил за тобой хвостиком до самого выпуска. К сожалению, я слишком поздно узнала, что он присоединился к нам - подвела чертова политика разделения, из-за которой я узнаю от своих лидеров о пополнениях только раз в два месяца. Если бы знала, наверное, отправила бы восвояси: здесь слишком опасно, чтобы я могла позволить старому другу подставляться. Боюсь, в последние годы я приняла слишком много неверных решений и слишком часто опаздывала. Адмирал Кирк, услышав о моих неурядицах, наверное, был бы разочарован. Своим примером он учил нас совсем не так.

К слову об адмирале. Ты уже связывалась с родителями? Насколько я знаю, Джим и Спок сейчас на Ромулусе с долговременной дипломатической миссией и, естественно, не могут позволить себе связь с сомнительными горячими зонами, так что я давным-давно не звоню и не пишу им из опасения навредить. Может, им нужна помощь? Ты особая фигура в Ромуланской империи с тех пор, как спровоцировала последнюю революцию, так что я бы на твоем месте подумала, как можно облегчить им задачу.

Надеюсь все-таки узнать оставшуюся часть истории до того, как увижусь с вами лично. Мы, конечно, и сами давно не дети, но почему-то я никогда не задумывалась, как именно ты взаимодействуешь со своим детским садом. Так что рассказывай, рассказывай смело, а я уж, так и быть, не стану критиковать твои методы воспитания... Слишком активно.

К сожалению, мне пора идти. Жду ответа.

Люблю,

Джоанна.

P.S. "Практически без проблем"? Это говорит вулканка, в пятнадцать лет покрасившая волосы в зеленый?

P.P.S. "Усомнились в моих личностных качествах..." – обожаю вулканское косноречие. Скажи уж как есть – назвали старой дурой. Вколи им там вакцину от алезийской лихорадки, пусть почешутся. Скажешь, что это от любящей тети Джо.

P.P.P.S. Специально для Дэйва. Лапочка, будешь мешать сестре уделять мне внимание – будешь чесаться вместе с молодняком. За компанию.


15 мая 2369 года по земному летосчислению.

От: капитан С.Кирк, ФСС Киттен.

Для: доктор Дж.Маккой, планета Селабига, поселение бета-14


Дорогая Джо,

Новости, которые принесло мне твое письмо, я нахожу ужасающе тревожными, как и некоторые фразы, тебе несвойственные. Ты можешь шутить и отвлекать меня сколько угодно, но ты очень обеспокоена, и я это чувствую. Увеличила нашу скорость до максимального предела. Так или иначе, кажется, вам нас очень не хватает.

Ты упомянула в связи с катастрофой Вояджера моего близкого друга Тувока. Я, конечно, слышала о загадочной гибели этого корабля на Пустошах в погоне за кем-то из маки, но не видела списка жертв. Думаю, нет смысла описывать, каким ударом для меня стал просмотр этого перечня. В последний раз я видела своего однокурсника после первого погружения Киттен в глубокий космос: мы провели два месяца вглуби бета-квадранта, а когда вернулись, Тувок был среди встречающих. Нормально общались мы и того давнее – за пару дней до высадки на Хадесе в 2288. Я даже не знала, что он потерпел неудачу в своем Колинаре и вернулся на службу во Флоте. Сейчас навела справки и узнала, что он пытался найти Киттен всего за пару дней до гибели твоих маки и Вояджера. Сказать, что я убита и раздавлена? Проще промолчать.

Что касается моих родителей, то об их положении можно вкратце сказать: все как обычно. Киттен завернула на Ромулус еще до прибытия твоего письма. Папа Спок налаживает контакты с ромуланцами, папа Джим эти контакты разрывает, сами ромуланцы давно привыкли к обоим и воспринимают практически как своих. Наверное, нет смысла констатировать очевидное и упоминать, что оба заметно сдали в последние годы, но на самом деле их состояние намного более удовлетворительное, чем можно было ожидать. Думаю, физиологически обусловленное долголетие Спока дает им возможность, а неугомонность Джима - желание жить дальше, и будь я проклята, если эта жизнь не доставляет им удовольствие. Эти старые черти переживут даже нас с тобой. К слову, я переслала им тот абзац твоего сообщения, который касался их, и Джим попросил передать, что плевать хотел на подозрения и сомнительные зоны, так что жди письма.

Все эти известия настолько выбили меня из равновесия, что я совершенно не представляю, как именно продолжить свой рассказ о нашем неожиданном четырехлетнем путешествии. Поэтому прости, если получится сумбурно и без структуры.

Итак, мы оказались посреди территории, которая вполне могла принять нас враждебно. Самое неприятное в ференги то, что у них с Федерацией, Ромулусом и Кроносом слишком много торговых связей, что позволило им ускользнуть из сложных политических сетей, за которыми мы чувствуем себя в безопасности. Мы привыкли к подобному в нейтральном космосе, вглуби бета-квадранта, но не здесь, так близко от Земли.

Разумеется, нам не повезло. Не успели мы поймать своих разбойников в тягловый луч, как вокруг повозникали разведочные лайнеры ференги. Требования у них были, в принципе, несложные для выполнения: все содержимое захваченного корабля и как можно более быстрое исчезновение из их пространства. Дэйв даже сумел убедить их оставить нам детали, украденные с разграбленной станции. И тут бы разойтись с миром, но внезапно командир одного из лайнеров решил, что лишаться целой доли добычи не по Правилам Приобретения, да и саму Киттен при желании можно сделать весьма ценным лотом на торгах.

Ты когда-нибудь видела, как нападают ференги? Это похоже на то, как рой пчел набрасывается на вскрывшего улей медведя. Они облепили наш корпус, блокировали все внешние системы, сделали невозможным всякое движение. Разумеется, щитов мы не держали - какой нормальный человек держит щиты, когда заключает сделку с ференги?

Объявлять тревогу было уже слишком поздно. От перенапряжения, созданного лайнерами, начали выходить из строя системы жизнеобеспечения. Ребята ничего не могли сделать, как не могла ничего сделать и я сама - риск, с которым ничего нельзя поделать, не оправдался. Так бывает. Удача не может вечно крутиться вокруг тебя... Если ты не Кирк, конечно. А я, хоть по крови и весьма условно, но все же именно Кирк. И хотя саму меня Вселенная предупредить не удосужилась, но спасение нам все-таки подкинули.

Червоточина открылась внезапно для всех. Просто наши последние целые приборы вдруг зашкалили, у ференги перегорела добрая половина систем, космос разверзся и выкинул в нашу сторону маленький торговый кораблик. Я до сих пор так и не знаю, какой торгаш на нем был, был ли это вообще ференги и как он догадался вызвать смещение такого масштаба. Вопрос, как он попал на ту сторону червоточины, я и вовсе не задаю. Как бы то ни было, наши покалеченные корабли затянуло внутрь - Киттен и шестнадцать лайнеров, все еще намертво, как слепни, приклеенных к ее корпусу. Дэйв сумел прервать тоннель практически сразу, так что нас унесло далеко не настолько далеко, как могло бы, но спустя несколько дней, когда была налажена хотя бы базовая навигация, оказалось, что мы на самом краю квадранта Гамма. К счастью, край был хотя бы не самый дальний от входа в прекрасно известный тебе прибаджорский тоннель, но между нами и домом все равно оказалось действительно ужасающее расстояние, и я даже не хочу знать, где именно находился второй конец червоточины...

*ВНИМАНИЕ! Смена голосового модуля!"

Красная тревога, капитана на мостик!

*ВНИМАНИЕ! По красной тревоге дополнительная программа диктовки закрыта!*

*СООБЩЕНИЕ ОТПРАВЛЕНО*


15 мая 2369 года по земному летосчислению.

От: доктор Дж.Маккой, планета Селабига, поселение бета-14.

Для: капитан С.Кирк, до востребования


Саавик,

Нам с тобой дадут наконец нормально поговорить? Сейчас я разрываюсь между злостью и тревогой...

*ВХОДЯЩЕЕ СООБЩЕНИЕ*


15 мая 2369 года по земному летосчислению.

От: капитан С.Кирк, ФСС Киттен.

Для: доктор Дж.Маккой, планета Селабига, поселение бета-14.


Джо,

Извини за очередной срыв. У нас дурная жизнь, это правда. К нам приближается пиратский корабль Скорпиус. Не знаю, откуда он взялся в нейтральной зоне между Федерацией и Ромуланской империей. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы отвязаться от него побыстрее.

Люблю.

15 мая 2369 года по земному летосчислению.

От: доктор Дж.Маккой, планета Селабига, поселение бета-14.

Для: капитан С.Кирк, до востребования

Котенок...

Просто не забудь написать мне, когда все закончится.

Ты права - я очень встревожена.

Люблю.

Компьютер, отпра

*НЕТ СВЯЗИ*

*СООБЩЕНИЕ НЕ ОТПРАВЛЕНО*


17 мая 2369 года по земному летосчислению.

От: капитан С.Кирк, ФСС Киттен.

Для: доктор Дж.Маккой, планета Селабига, поселение бета-14.

Дорогая Джо,

Мы наконец-то разобрались со своими неурядицами. Скорпиус – относительно небольшой кроссовер, собранный из наворованного в разных частях квадранта хлама. В моем прошлом было несколько… Бурных эпизодов с его участием, теперь вот отбиваемся всем кораблем.

Боюсь, не быть мне писателем. Раз сбив меня с мысли, нормального продолжения истории уже не услышишь. Я хотела подробно рассказать, как мы добирались через пол-квадранта до Баджорской червоточины, с какими новыми расами при этом контактировали, какими методами избегали Доминиона и что узнали об этом смертоносном альянсе, но пока что на это нет ни времени, ни сил. Скажу лишь вкратце, что сейчас мой корабль представляет собой весьма занятное зрелище и может оказаться для вас с Хели весьма интересным научным материалом. Поскольку прорваться к Баджорской у нас так и не получилось, пришлось создавать свою собственную – догадываешься, каким для этого должно быть оборудование. Дэйв уже полтора года не вылезает из лабораторий – при встрече сама посмотришь, чем он там занимается. Только сначала со мной поговоришь, потому что если ты увидишь все эти разработки, тебе не захочется разговаривать ни с кем, кроме микроскопа. Подпускать Хелл к Киттен я вообще боюсь: ты знаешь, что бывает, когда ей попадется интересная игрушка.

Мы уже недалеко от Земли. Я быстро забираю оттуда Хели (сопротивление бесполезно, даже не пытайся возражать), и уже через пару дней мы будем вместе.

Жду встречи.


Компьютер, отпра

*ВНИМАНИЕ! Данный почтовый профиль прекратил существование*


17 мая 2369 года по земному летосчислению.

От: капитан С.Кирк, ФСС Киттен.

Для: доктор Дж.Маккой, планета Селабига, поселение бета-14.


Джо?..

Эпилог

17 июня 2369

Лето в Сан-Франциско не отличалось ни палящим зноем, ни переполненными пляжами. В июне температура здесь не поднимается выше восемнадцати градусов по Цельсию. В детстве Саавик старалась не выходить на улицу, потому что ни один другой ребенок не понял бы, почему и без того странной вулканской девочке нужна осенняя кофточка среди тепла.

Стены в квартире были начисто ободраны, и штукатурка с них местами обвалилась, обнажая голый старомодный кирпич. Всю мебель отсюда давно вывезли и отправили на Ромулус вслед за хозяевами – узнав, что дети все-таки пропали без вести в своих беспутных шатаниях по космосу, Кирк и Спок потеряли к Земле и всему, что с ней связано, всякий интерес, и явно не собирались возвращаться домой. Не было больше ни кухни, где каждый день разгорались бои за место у плиты, ни уютных спален, видевших много любви, ни гостиной, двери которой все еще покрывало пропитанное пылью полотно из лоскутков, вышитое на восьмую годовщину свадьбы Кирков… Только пустая коробка из стен. Только пустота и безжизненность там, где когда-то каждый предмет излучал тепло.

- ...Я тогда, как паук, к себе в угол забился. Ты ведь была в моей конуре, видела... А знаешь ли, Соня, что низкие потолки и тесные комнаты душу и ум теснят! О, как ненавидел я эту конуру! А все-таки выходить из нее не хотел. Нарочно не хотел! По суткам не выходил, и работать не хотел, и даже есть не хотел, всё лежал. Принесет Настасья -- поем, не принесет -- так и день пройдет; нарочно со зла не спрашивал! Ночью огня нет, лежу в темноте, а на свечи не хочу заработать. Надо было учиться, я книги распродал; а на столе у меня, на записках да на тетрадях, на палец и теперь пыли лежит. Я лучше любил лежать и думать.

Саавик лежала на грязном жестком диванчике, поставленном здесь, очевидно, для рабочих, смотрела на строки, отпечатанные потускневшей краской на пожелтевшем, смятом, неаккуратно вырванном из книги листе, и не видела их. Голос памяти в голове сам произносил знакомые слова, и они падали на сердце знакомой тяжестью, как будто и не прошло почти сто лет с тех пор, как она слышала их в последний раз.

Это их закон... Закон, Соня! Это так!.. И я теперь знаю, Соня, что кто крепок и силен умом и духом, тот над ними и властелин! Кто много посмеет, тот у них и прав. Кто на большее может плюнуть, тот у них и законодатель, а кто больше всех может посметь, тот и всех правее! Так доселе велось и так всегда будет! Только слепой не разглядит!

Так доселе велось и всегда так будет. Так доселе велось и всегда так будет!

Дэйв вышел из своей бывшей комнаты, мрачный, как никогда.

- И охота же подбирать всякий мусор, - вздохнул он и, не встретив и тени сопротивления, вынул страницу из ее рук. Тихо зашуршав, листок мягко, как осенний лист, спланировал на голый, серый от штукатурки и пыли пол. Тяжело оперевшись руками на подлокотник по обе стороны от ее плеч, он попытался поймать ее усталый взгляд. Саавик не знала, что он пытается увидеть. Благодаря все той же ромуланской сыворотке их лица в какой-то момент перестали меняться физически, так и оставив их внешность где-то в районе сорока годов, но время все равно ложилось на них неуловимым отпечатком, сбивая с толку – кто теперь с уверенностью скажет, о чем думают Кирки?

Как бы то ни было, Дэйв нашел то, что искал, а найдя это, усмехнулся, склонился ниже и поцеловал ее с непринужденностью давно привыкшего к своим действиям человека.

Наверное, их родители были бы не в восторге от такого их выбора. Об этом не знал никто, даже экипаж Киттен. Эта связь скрывалась тщательно, как затяжное преступление, вот уже тридцать лет, и грозила продлиться вечно – просто потому, что никого другого рядом с собой ни Саавик, ни Дэвид терпеть не смогли.

Наверное, Джоанна впала бы в ужас.

«С момента ее смерти прошло 27 дней, 7 часов, 29 минут и 13 секунд», - лениво констатировал кто-то в подсознании. Кто-то, знавший и помнивший до мельчайшей детали все, о чем хотелось забыть. Раз за разом этот мерзавец всплывал из беспамятства, напоминал, показывал, орал на ухо о том, как кораблями Доминиона выжигались планеты мятежников-маки. Планеты Джоанны. Они теперь так и называются – уж бывший-то президент Федерации Павел Чехов об этом позаботился. Раз уж даже он не смог ее спасти…

Дэйв бесцеремонно поднял Саавик на руки и твердо поставил на пол лицом к двери.

Покидая дом в последний раз, она обернулась всего на мгновение и вдруг словно наяву увидела тень невысокой девочки с живыми дикими глазами. Проворно подхватив с пола страницу книги, она метнулась сквозь зияющий пустотой проход в комнату Саавик, бережно положила ее на покореженную полку и, подмигнув в пространство, растворилась в белой влажной пыли.

Соня поняла, что этот мрачный катехизис стал его верой и законом.

Тихо хмыкнув, капитан Кирк вышла из квартиры и неторопливо зашагала вниз по лестнице, слушая ровное дыхание любовника и брата за спиной.

Высоко за холодным небом Сан-Франциско их ждал космос.

@темы: Джоанна Маккой, Домашний очаг и ко, Дэвид Кирк, Рейтинг G - PG-13, Саавик