19:31 

Охота на себя

КняжнаАнастасия
На золотой летающей тарелке
18 марта 2014. Самый смелый эксперимент, увенчавшийся совершенно неожиданным успехом. Варнинги проставлены и обязательны к прочтению для каждого, кто читает фик впервые: за время работы над Очагом я не раз сталкивалась с неприятием макчеха из-за разницы в возрасте в 18 лет, а здесь эта разница еще больше - 25 лет. На фикбуке лежит еще вторая версия, без гета, но поскольку там она особо никому не нужна, сюда я ее тоже не понесу. Тем более что дальнейшие события во многом основываются именно на этой версии.



Огромная разница в возрасте (больше, чем в макчехе). Возможно, ченгет. Сомнительная система моральных ценностей и более чем нетрадиционные отношения дети/родители.

24 мая 2280г.

Хели шагала по двору Академии, хмуро глядя на аккуратно выложенный камнем настил, и впервые в жизни не знала, что сказать родителям.

Теплое душное лето Сан-Франциско обнимало ее своими влажными лапами, прижималось к сколиозной спине жирным животом, оставляя темные следы на алой кадетской форме. Хели ненавидела его всеми фибрами души, так, как такого рода пустяки умела ненавидеть она одна: с полной детской самоотдачей и острым чувством ледяной ярости в груди, как иные ненавидят клингонов или других смертельных врагов, нанесших личное оскорбление или причинивших большую боль.

Лето напоминало о том, что больше молчать нельзя.

При виде высокой крепкой фигуры в знакомом красном мундире капитана у ворот Хели помрачнела окончательно. Липкие руки Лета усилили свою хватку, выдавливая румянец на смуглые щеки, с двойной скоростью пуская кровь по жилам, заставляя чаще биться сердце. В глазах потемнело, а грудь страшно сдавило странной незнакомой холодной болью, и на миг ей показалось, что сейчас сознание ее покинет.

- Рэн-тян? - естественно, Хикару с первого взгляда заметил, как ей плохо. Он на то и Хикару. На то и ее мужчина...

Да и сложно не заметить, когда твою девушку шатает по дорожке, как пьяную.

А почему как?

Фляга абсента-то всегда с собой.

- Рэн-тян, - уже укоризненно вздохнул Сулу, - Мы же договаривались.

- Я стою на ногах не хуже тебя, - отмахнулась Хели и медленно, словно все мысли в голове разом обратились в вязкую кашу, обвила руками его талию, упершись лбом в раскаленные пуговицы на мундире.

- Ты меня с Пашей путаешь. Я чуть что обниматься не лезу, когда пьян, - проворчал Хикару, но все же положил широкие ладони ей на плечи в неловкой попытке успокоить, - Провалилась, что ли?

- Да нет. Прошла.

- Ну и в честь чего тогда траур?

Хели через силу дернула уголками губ в попытке изобразить усмешку. Дар Сулу "делать вид", предлагая какую-либо схему поведения - это что-то.

- Пойдем уже. Не вечно же прятаться.

Возможно, это как купание в реке или в бассейне: нужно окунуться как можно быстрее и сразу с головой, чтобы разгоряченное тело мгновенно остыло и холод отступил.

Несмотря на то, что лето еще не настало, а весна не закончилась, в парке уже ничего не цвело. Из-за теплой бесснежной зимы самый буйный рост зелени в этом году пришелся на апрель, сирень отцвела в начале мая, а земные цветы не распустились вовсе: жара не позволила бутонам раскрыться, солнце выжгло нежные лепестки, а теплолюбивые вулканские и марсианские бесплодные побеги насмерть задушили тонкие корешки.

Словно внезапно открылся портал в иной мир, одновременно привычный и совсем чужой.

Интересно, это многие замечают?

- Только те, кого это касается.

- Ты что, у вулканцев учился мысли читать? - иногда Хели и правда находила эту способность своего парня несколько пугающей.

- Ты вслух это спросила, - фыркнул Хикару, и от его неожиданно низкого мягкого голоса у нее подкосились колени, - Тихо-тихо, не падай. Я готов отвечать перед твоими родителями за наши отношения, но не за твои разбитые коленки.

Она хотела было возмутиться и сказать, что ни за что он отвечать не обязан и не будет, и что она сама не маленькая девочка, и что они вообще не должны ни перед кем отчитываться за свою личную жизнь...
Хикару молча притянул ее к себе за плечи и ласково потрепал по жестким волосам.

Дурацкая манера отвлекать от важного разговора и делать вид, будто ничего не случилось.

В металлическом аэрокаре было жарко, как в аду. Хели с тихим стоном спрятала лицо у Хикару на груди, сама не зная, зачем. Просто в этих надежных руках словно растворялся безжалостно сдавивший сердце и желудок тяжелый комок страха.

Как так получается, что врожденный инстинкт, острая нужда в маминой защите, вдруг вытесняется и заменяется, и значительно более сильным оказывается желание быть под защитой совершенно другого человека?

Ужасно несправедливо. И обидно, наверное.

Хоть самой не рожай.

Хели вздрогнула от одной только мысли. Стоило лишь слегка потревожить подобное суждение, и вместе с ним поднялся огромный, чудовищно фундаментальный пласт вопросов, державших на своих могучих спинах едва ли не всю ее дальнейшую жизнь.

В пьяном виде о таких вещах не рассуждают.

Хотя лично Хели не стала бы и в трезвом.

С раннего детства, с тех самых пор, когда ее молодым и по уши загруженным работой родителям случалось неделями не видеть дочку иначе чем крепко спящей, она сама делала свою жизнь такой, как ей хотелось. Заводила друзей и врагов, искала призвание, изучала окружающий мир, строила планы на ближайшее будущее и составляла собственное мнение обо всем, что видела вокруг, за что не раз бывала наказана обстоятельствами. Это была ее собственная жизнь, такая, какой она сама хотела ее знать.

Но теперь все изменилось.

Теперь больше не было незначительных вопросов и ни на что не влияющих решений.

Правильно ли она поступает? Как дела сегодняшние повлияют на дела грядущие? Не назовут ли ее однажды глупой выскочкой, захотевшей слишком многого и всего сразу?

Как можно знать наверняка?

И стоит ли рисковать?

На этом мысль трусливо оборвалась, попятилась и забилась в дальний угол мутного от абсента и жары сознания.

"Здравствуй, дорогой дневник. Меня зовут Хелен Скотт, мне семнадцать лет, и я встречаюсь с парнем, который не намного младше моего отца"

Замечательная получилась бы запись, веди Хели дневник.

На самом деле, оборачиваясь назад, она так и не смогла понять, как у них это получилось. Вроде бы все шло как шло, она тихо сохла по изящным движениям и строгой нравственности Спока (особенно после возвращения из прошлого), зубрила физику и механику и помогала отцу с различными поделками, отметила свои шестнадцать лет, и затем семнадцать, дразнила Джо, гуляла с Саавик в парке при Академии... А потом вдруг выпила абсента (не впервые в жизни!) в честь удачно сданного проекта и неожиданно выпала из привычной реальности, взломав свою Вселенную, как простой программный код.

С того вечера ей запомнилось немногое: разве что нетвердой рукой набранный номер первого пришедшего в голову комма, смутное подозрение, что Хикару ее состояния не одобрит, а затем его ворчание, его железные руки и...

Да, и его солоноватые губы, на которые она во внезапном порыве тянущей тоски накинулась, как странник на оазис.

В первый момент Сулу опешил и даже не сопротивлялся.

Во второй его напряженное тело слегка подалось под ее руками, и он ответил на поцелуй.

В третий сильным и резким движением оттолкнул от себя, схватил за руку и молча уволок в аэрокар. Доставил домой - к его чести, лично в руки не матери, а отцу - и следующую неделю она его не видела.

- Можно подумать, ты сильно обиделся, - сказала ему Хели на традиционной субботней встрече, плюхнувшись рядом на траву.

- Обиделся? - удивился Хикару и привычным движением убрал с ее лба неудобно свесившуюся на глаза закрученную прядь серых волос. Что сказать, они оба и правда были истинными мастерами в любой ситуации вести себя свободно и делать вид, что ничего необычного не происходит.

Им бы в разведке с такими навыками работать.

Пользуясь тем, что остальные отвлеклись на Дэйви, спалившего-таки себе рубашку, Хелен взяла его за запястье и утащила за собой вглубь рощи, туда, где было не перед кем делать лицо.

- Рэн-тян, - этот Хикару впервые назвал ее таким именем, и голос у него был усталый, - Какая же ты упрямая. Я на тебя не сержусь. Давай просто забудем об этом и все.

Не будь этой недели без единого звонка и сообщения, она тут же согласилась бы. Но, волей или неволей, Сулу дал ей достаточно времени для скрупулезного детального разбора самой себя по винтикам, и теперь просто получить прощение ей было мало.

Теперь хотелось значительно большего.

Любви хотелось. И ласки. Близости, прогулок, чтобы кто-нибудь смотрел на нее и видел не уродливую внешность, а просто Хели, семнадцатилетнего живого человека.

И если этот кто-то на двадцать пять лет старше нее самой - что ж, в чем до того она была нормальной?

Был глубокий вечер, и солнце давно ушло за горизонт, оставив им прохладный ветер и серебряные звезды. От костра на опушке доносилась слегка фальшивая Row your boat под ка'асиру. Одетую в легкую футболку Хели била мелкая дрожь то ли холода, то ли страха первого желания. Сулу поколебался мгновение, а потом со вздохом привлек ее к себе и закутал их обоих в свою огромную плотную ветровку.

- Вот видишь. Если б ты любил кого-то покрупнее, пришлось бы отдавать совсем, - хмыкнула она, и на этом терпение Хикару, и без того не самое большое во Вселенной, наконец истощилось.

Тот день закончился для них где-то в самом сердце Академской рощи, между пятым и шестым поцелуем.

И вопреки законам жанра, их не застукала ни одна зараза.

От одного только воспоминания стало еще жарче, и в животе затанцевало то, что нормальные люди почему-то называют бабочками.

- Меня сейчас стошнит, - честно предупредила Хели, отстраняясь от Хикару.

- Еще чего придумала, - проворчал тот в ответ и крепко прижал ее голову к своей груди, пальцами второй руки коротко проведя по ложбинке на шее.

И вправду полегчало.

Но не надолго.

Поэтому первым же делом, когда аэрокар остановился у дома Скоттов, она все-таки избавилась от общажного скудного завтрака. Прямо на газон.

- Снова? - хмыкнул отец, выглянув из гаража на жуткие булькающие звуки, - Ты прямо увлеклась, я смотрю.

- Не смешно, - буркнула Хели и побрела домой. Умываться. На самом деле - просто тянуть время, малодушно надеясь, что Хикару сам все разрулит.

Мужчины проводили ее понимающими взглядами.

- Не сердишься на мелкую? - просто из вежливости спросил Сулу. Он бы не сердился.

- Меня скоро самого вывернет. Жара такая, чего уж там, - пожал плечами Скотти. У него было изумительно либеральное отношение к эскападам дочери. Не равнодушное, но спокойное ровно настолько, чтобы выводы о плохом и хорошем она делала для себя самостоятельно.

Хикару никак не мог решить, хотел бы он такого же воспитания для себя самого или своих детей.

Кстати о детях...

И о решениях тоже...

Но прежде, чем он успел хотя бы открыть рот, чтобы начать разговор, Скотти махнул рукой:

- Не стой на улице, заходи в дом. Хоть чаем за извоз заплатим, - и с этими словами он ушел обратно в гараж, отмывать насквозь пропитанные пылью и маслом руки.

Дом Скоттов всегда нравился Сулу больше всех прочих убежищ, где окапывались во дни редких отпусков бывшие энтерпрайзовцы. В отличие от Маккоя с Чеховым, отгрохавших себе суперсовременную квартиру в центре Атланты, и Кирков, прочно обосновавшихся в скрытом от всего мира преподавательском поселке при Академии, Монтгомери с Нийотой сумели найти в своем быту идеальную золотую середину. Дом у них был частный, чтобы можно было держать при нем собственный гараж, и двухэтажный, чтобы юная естествоиспытательница Хели хотя бы не сносила все жилые помещения за раз. Здесь нашлось место и для аккуратного ухоженного сада - царства Нийоты, на которое уходила вся ее кипучая опасная энергия после очередного семинара с нерасторопными кадетами. Каждая деталь здесь говорила о своих хозяевах, каждая мелочь была подстроена под их нужды, и дом словно жил вместе с семьей, в нем обитающей, дышал их легкими, смеялся их смехом и грустил их слезами в те дни, когда не удавалось избежать раздора. Светлые просторные комнаты, обставленные в причудливой смеси шотландского и кенийского традиционных стилей, выглядели в мире стандартизации пришельцами с другой планеты, и Хикару получал невыразимый кайф от одного только своего здесь присутствия.

Интересно, какова вероятность, что после сегодняшнего он еще хоть раз сможет зайти сюда вот так, как желанный гость и лучший друг?..

Нийота тепло поприветствовала его, с видимым удовольствием отвлекшись от чтения курсовых работ. Заварила чай, привычно гипнотизируя плавностью и красотой своих движений. С годами она становилась все более роскошной, на самом деле великолепной женщиной, и Сулу, давно привыкший оценивать прекрасный пол с чисто эстетической точки зрения, все больше сомневался, что она и вправду вышла бы за несколько невнимательного к таким вещам Скотти, если бы не случайная беременность.

- Дочь, выползай из ванной. Выпей чаю, полегчает, - глубоким грудным голосом позвала она, и Хикару невольно вздрогнул, крепко подозревая, что вот этим самым замечательным многооктавным голосом на него скоро громко и страшно наорут.

Ну, есть за что, в общем-то.

Хели вошла в столовую неожиданно твердой походкой. Приняла из материнских рук изящную чашечку с горячим чаем по древнему рецепту, так нелепо смотревшуюся в ее грубых смуглых руках (не забыв, разумеется, пролить половину), и удивительно спокойно заняла свое обычное место по правую руку от главы стола, рутинно-дерзко положив ноги на соседний обитый войлоком стул.

- Маам, - протянула она тем же тоном, каким обычно просила пару кредитов на запчасть для байка или предупреждала о пешем походе в горы, - Мне нужно тебе кое-что рассказать.

Хикару глубоко вздохнул, наспех выполняя простейшее упражнение для восстановления сердечного ритма.

- Я вся в твоем распоряжении, - отозвалась Нийота, глубоко увлеченная выведением чайного пятна с батистовой скатерти.

Хели на миг скривила уголок тонких губ не то в усмешке, не то в гримасе боли.

- Я сегодня Академию закончила.

Если бы не общий контекст ситуации, Сулу непременно рассмеялся бы, увидев разом почерневший немигающий взгляд Ухуры и на редкость озадаченное выражение лица как раз вошедшего Скотти, на ходу оттиравшего темно-коричневое пятно с тыльной стороны ладони.

- То есть как - закончила? - после секундной паузы уточнила Нийота, - У тебя же инженерский курс шестилетний. Бросила, что ли?

- Ну почему если я - то сразу бросила, - обиделась Хели, - На свете существует экстернат. Сегодня последний экзамен был. Отличие, между прочим.

Родители переглянулись. Затем оба посмотрели на Хикару.

Тот лишь пожал плечами.

- Я ее к этому не принуждал.

- Я сама себя принудила. И, да, я беру направление на Эксельсиор. Там в капитанах мой парень, - не без иронии заключила девочка.

Сулу приготовился к буре.

Однако буря накрыла их несколько не так, как ожидалось.

- Предупредить-то можно было?! - возмутилась Ухура и поспешила куда-то в сторону спален, - Выпускников уже послезавтра на корабли отправляют!

- Ты же взрослый человек, - укоризненно сказал Хикару Скотти, - Мог хотя бы намекнуть, что ли. Ребенок же чуть несобранным в первый полет не отправился.

Хели стояла, как вкопанная, посреди столовой и с плохо скрываемым обалдением наблюдала, как замелькали вокруг нее отец и мать с сумками, пакетами и предметами первой необходимости.

- Мам, пап. Вы, может, не услышали, - попыталась она снова, - Мы с Хикару встречаемся. Это ничего?

- Я была уверена, что твой первый парень будет маменькиным сынком-идиотом из той твоей компании самодельщиков. Так что лучше уж Хикару, - философски отозвалась Нийота.

- Про контрацепцию только не забывайте, - рассеяно добавил Скотти, положив руку другу на плечо, - Не помнишь, куда я универсальную отвертку положил? На вашем корыте казенными инструментами пользоваться невозможно.

Сулу от возмущения чуть не позабыл о сюрреалистичности происходящего.

- Так-таки корыто?

- В сравнении с Энтерпрайз - сам знаешь, - широко ухмыльнулся инженер, - Рядом с ней любой корабль - корыто.

Хели осторожно подошла к ним поближе.

- Ущипни меня, а, - попросила она негромко, - Может, это сон такой.

Хикару посмотрел на нее, в сотый раз задержавшись взглядом на необычайно ярких голубых глазах, и осторожно, но твердо щипнул за крепкую жилистую руку.

- Ай!

- Сама попросила.

- Мог бы сделать вид, что не услышал.

Теплая, слишком личная и совершенно неуместная здесь улыбка сама собой разлилась по его губам.

Что поделать, если даже будучи изумленной донельзя и слегка обиженной, Рэн-тян все равно остается собой?

Нет ни малейшего шанса, что он когда-нибудь сможет от нее отказаться.

- Что ж, - деланно бодро сказал он, ободряюще сжав пальцами ее тонкое жесткое плечо, - По крайней мере, мне не пришлось красть тебя через окно, энсин Скотт.

- Наши окна вам не по зубам, капитан Сулу, - криво усмехнулась Хели в ответ.

Хикару еще раз смерил взглядом ее ладную фигурку, поразился столь неочевидной и столь явной красоте, припомнил с десяток случаев, когда она одна понимала его и оказывалась способна помочь...

- Кто знает, энсин, - на редкость серьезно сказал он, - Кто знает.

@темы: Домашний очаг, Рейтинг G - PG-13, Хелен Скотт

URL
   

Заколдованный СтарТрек, или Туда и в Нарнию

главная