18:08 

Палиндром

КняжнаАнастасия
На золотой летающей тарелке
26 ноября 2013. Палиндром - число/слово/фраза/текст, одинаково читающийся в обоих направлениях. Нечто с виду разное, но в сути одно. Нечто, что может полностью совпасть, если посмотреть под правильным углом. Нечто, что подобно двум частям паззла.




27 апреля 2276г.

В семье С’чн Т’Гай Кирк никогда не поднимался вопрос о будущем детей. Отчасти это объяснялось демократичным настроем родителей: Спок терпеливо ждал, когда малыши подрастут и завершат хотя бы общее образование, не требуя от них ничего сверх стандарта, Джим, положившись на интуицию, молча готовил почву в нескольких научных институтах для дочери и в Академии Флота – для сына, и всех все устраивало.

Сами дети определенно имели на сей счет свое собственное мнение, но говорить об этом, кроме как друг с другом, избегали. Потому что это дело личное и постороннего вмешательства не терпящее.

Поэтому когда случилась школьная экскурсия на легендарный звездолет ЮСС Энтерпрайз, ныне учебный корабль Академии, а на досуге почетный экспонат Музея Космонавтики, адмирал Кирк прорвался на борт со внеплановой проверкой из чистого человеческого любопытства. Его же супруг оказался там исключительно во имя вулканского рационализма – в конце концов, последние годы капитаном Энтерпрайз был записан именно он, а значит, ему и принимать юных гостей.

Разумеется, Дэвид об этом знал. И, само собой, знала Саавик. А остальные… Остальных предупреждать никто не обязан.

- Дети, осторожнее! Ничего не трогать, ничего не ломать!

Дэйв скривился, будто от сильной зубной боли. Рассказами о приключениях, через которые прошел этот корабль, его развлекали с раннего детства. Клингоны, ромуланцы, сверхчеловек Джон Харрисон, аномалии, инопланетяне и черные дыры. После таких передряг для корабля представляют опасность два класса благоговейно-любопытных школьников? Да ладно.

- В этом есть своя логика, - спокойно заметила Саавик, склоняясь к его уху и привычно сдувая с пути закрученную прядь его волос.

Даже не вздрогнув, мальчик сложил руки на груди.

- Например? – уточнил он, отвлеченно разглядывая ближайшую регулирующую консоль.

Вместо ответа сестра ухмыльнулась совершенно по-кирковски и скупым движением указала на группу инженеров, бурно обсуждавших что-то у панели неподалеку.

Дэйву понадобилась ровно секунда, чтобы узнать старшего из них.

- Дядя Скотти! – крикнул он, энергично взмахнув длинными нескладными руками, - Хэй!

- Вот именно. Дядя Скотти, - кивнула Саавик, тоже помахав старому другу. Тот широко улыбнулся и отсалютовал им своим ПАДДом.

- А вон Джотто, - вдруг заметил Дэвид, - И младший Арчер, и Стефферс, и Уотсон, и…

- И еще четыреста легендарных имен, которых при ребятах лучше не произносить. Трогать и ломать в этой ситуации будут не Энтерпрайз.

- Да, слава богу, что в лицо их знаем только мы… Но почему они все здесь? – удивился мальчик, провожая взглядом молодого капитана Гарровика.

Саавик смерила его странным взглядом.

- Это их выбор, - ответила она.

- Не отвлекаемся, дети! – влезла в их разговор преподавательница, которую Дэвид, не удержавшись, все-таки мысленно сравнил с курицей, хоть это и неприлично, - Я потом спрошу вас обо всем, что рассказывает гид.

- Да я сама могу здесь гидом работать, - едва слышно прошипела Саавик, и Дэйв был откровенно рад, что мисс Каломи не услышала этого яростного шепота в общем шуме и суете и не развила конфликт. Конечно, его сестра – мирная, дисциплинированная умница, наполовину вулканка, не способная обидеть даже муху по причине глубокого, истинно сураковского пацифизма. Но было в ней и кое-что еще. Нечто такое, что заставляло людей, даже не знакомых с ее историей, вздрагивать и отворачиваться в сторону. Чересчур пристальный взгляд огромных глаз, чрезмерно четкие, явственно хищные движения рук. Даже лучшие техники Гола, которым ее обучил папа Спок, отражались на ее лице не пустым равнодушием, но опасным безразличием. Как бы ей ни хотелось об этом забыть, Саавик была также и наполовину ромуланкой, и это было не скрыть.

По этой причине он не стал поддерживать высказанное ею возмущение вслух. Из чистого инстинкта самосохранения. Хотя уж кто-кто, а они, действительно, знали об Энтерпрайз куда больше, чем молоденькая экскурсовод, вдохновенно несущая романтическую ерунду о Трубах Джеффри.

- Не верьте ей, - не удержавшись, шепнул Дэйв одноклассникам, - Никто там не умирал и призраком не бродит.

- Наконец-то хоть один трезвомыслящий, - облегченно вздохнул какой-то незнакомый десятиклассник, - Может, хоть ты знаешь, для чего они вообще? Я проект пишу по внутреннему устройству звездолета класса «Конституция», а они тут про трупы и призраков…

- Доступ ко внутренним системам корабля, - тут же отозвалась Саавик, врываясь в знакомую стихию, словно вихрь. Дэвид мог бы обидеться – в конце концов, вопрос-то задали именно ему, но сестра вдруг заскромничала, ненарочито взмахнула длинными ресницами, прикрыв ланьи глаза, и он благоразумно решил промолчать. Во имя мужской солидарности. Потому что когда так вели себя с ним самим, все заканчивалось обалденно приятными поцелуями где-нибудь за углом здания школы.

- Мисс Кирк, отработка на два вечера, у меня лично, - сердито бросила мисс Каломи, - Сколько можно болтать!

Мымра старая.

Да тут все переговариваются потихоньку, и каждый о своем!

Как и его отец – оба отца – Дэвид ужасно не любил лицемеров и ксенофобов. К сожалению, мисс Каломи была и тем, и другим, и к тому же, казалось, питала особую нелюбовь конкретно к ним с сестрой. Это было с ней с самого начала, и взрослые не знали о ее отвратительном поведении исключительно потому, что оба ребенка Кирков были слишком по-детски горды, чтобы ябедничать.

А экскурсия все продолжалась, будто ничего не произошло, и гид то и дело ошибалась в технических значениях, и Дэйв от безделья считал знакомых отца, попавшихся на пути, механически флиртуя со светловолосой нарочито-наивной Энни Ллойд.

В какой-то момент их с Саавик поприветствовала сдержанным кивком и вежливым обращением сама лейтенант Валерис – первая вулканская девушка, поступившая в Академию Звездного Флота, и по этой причине ставшая протеже самого капитана Спока.

- Разговоры во время экскурсии… - попыталась было воспротивиться мисс Каломи, но Валерис была старше Саавик, Валерис была чистокровной вулканкой, и она точно знала, как поставить на место человека, а главное – верила в свое на это право. Хватило одного идеально споковского движения точеной брови, чтобы бдительная профессор заткнулась и сделала вид, что ничего не замечает. И такое отсутствие всякой гордости сделало ее в глазах Дэйва еще более непривлекательной.

- Это довольно приятно – увидеть вас на этом корабле, мисс С’Чн Т’Гай, мистер Кирк, - невозмутимо сказала лейтенант. Она была одной из немногих на Земле, кто был способен без ошибок произнести ту часть их фамилии, которая являлась вулканским родовым именем Спока, но то, как именно она употребила это умение, Дэйву не понравилось.

Саавик неприязненно прищурилась. Дэвид буквально кожей чувствовал, как в ней окончательно просыпается та самая ромуланская часть личности, от которой стоило держаться как можно дальше.

- Вынуждена указать вам на ошибку, T’Sai, - негромко сказала она, - У нас с моим братом одна и та же фамилия, сложенная из двух упомянутых вами.

Валерис предсказуемо бесстрастно воззрилась на них двоих, и было почти невозможно понять, о чем она думает и какие цели преследует. Была ли ее оговорка нарочной, или же она просто никогда не вникала в тонкости семейной жизни своего учителя?

- Я так не думаю, - после небольшой паузы сказала она, и, оставив девушку прятать от окружающих мелко дрожащие от обиды руки, отправилась по своим делам.

«Откуда столько ксенофобии в Федерации Планет?» - не утруждаясь вербальным выражением эмоций, вопросила Саавик мысленно, коснувшись своим разумом так и не привыкшего к подобной практике сознания брата.

«Не знаю, - честно отозвался он, - Так она не признает брак вулканца с человеком, да?»

«Именно»

- А теперь, - достаточно громко, чтобы прервать их связь, возвестила гид, дипломатично не заметившая тихой перепалки со знаменитым лейтенантом, - Мы воспользуемся специально встроенным для подобных случаев многоместным турболифтом и побываем на капитанском мостике, где долгие годы работали самые известные герои-капитаны современности: Кристофер Пайк, Джеймс Кирк, Хикару Сулу и Спок с Вулкана.

- Как пафосно, - проворчал Дэвид, для которого упомянутые имена означали прежде всего семью и друзей, и только в самую последнюю очередь – великих героев.

- Не ной, не все здесь такие же везучие, - обиженно ткнула его в бок рыжая Алиса, у которой были потрясающе чувственные губы и дневник с сияющей физиономией адмирала Кирка на обложке.

И такой же пенал.

И четыре тетради.

Дэйва давно уже тошнило от нее.

Он так увлекся этой мыслью, что даже не сразу заметил, что, как только перед ними с тихим шипением раскрылись двери лифта, наступила гробовая тишина.

Нет, в принципе, они все и так вели себя достаточно тихо, но чтобы разом заткнулись все тридцать человек?

- Да у нас гости, господа! – воскликнул знакомый голос, и адмирал Кирк собственной блистательной персоной одарил их своей теплой улыбкой, отрываясь от беседы с кем-то в капитанском кресле.

Девчонки вокруг Дэйва застыли, как изваяния, не в силах шевельнуться.

У кого-то даже вырвался тихий мучительный хрип.

Кажется, этот «кто-то» даже был из десятиклассников.

И даже из парней.

Это, случайно, не тот умняшка, с которым так активно флиртовала Саавик?..

- Прошу прощения, адмирал, - между тем спокойно сказала, видимо, давно привыкшая к героической неотразимости гид, - Я не знала, что сегодня на корабле инспекция. Иначе бы не стала вести сюда детей.

Джим улыбнулся шире, и его исключительное сходство с сыном стало настолько очевидно, что тот ощутил совершенно несвойственное ему желание исчезнуть, пока на него не набросились все одноклассницы разом.

Из кресла же поднялась высокая худощавая фигура, которую было просто невозможно не узнать.

- Не беспокойтесь, мисс Лессин. Вы никоим образом не помешали нашей работе, - с достоинством сказал капитан Спок, - Даже взрослые иногда нуждаются в перерывах от забот.

Дэйв виртуозно поднял бровь. Эту фразу он отцу век не забудет. Судя по многозначительным взглядам, папа Джим и Саавик – тоже.

Спок же, быстро осознав свою ошибку, невозмутимо поправился:

- Хотя обычно критическая нагрузка у нас значительно выше.

- Ну-ну, - весело хмыкнул Джим, и прежде, чем его супруг смог отреагировать, мягким движением словно перетек поближе к гостям. Оглядел внимательно десятиклассниц, не забыв озорно подмигнуть сногсшибательной Лиззи Хемсворт, оценивающе прищурился на восьмиклассников, и Дэйв подумал, что теперь окончательно запутался: попав под прицельную атаку адмирала, который всю жизнь флиртовал и обаял так же бездумно, как дышал, абсолютно все мгновенно позабыли о его сыне, заставляя того не то вздыхать с облегчением, не то отчаянно ревновать, в душе понимая, что до отца ему еще расти и расти.

- Идите, мисс Лессин, - кивнул мистер Кирк, - Я лично покажу детям мостик, а потом провожу до шаттла.

Гид отдала честь и послушно удалилась.

Мисс Каломи с неким подобием почему-то священного ужаса посмотрела на Спока, поспешно пробормотала что-то о полном доверии знаменитым героям и тоже удалилась, как она сказала, подготовить шаттл к скорому отлету на Землю.

Дождавшись, когда за ней закроются двери лифта, адмирал чуть насмешливо покосился на капитана, обвел сияющим взором вначале нескольких офицеров, тестирующих панели, затем школьников, с трепетом ждущих его рассказа, и широко взмахнул рукой:

- Вольно, господа. Врассыпную. Предоставляю вам эту территорию для самостоятельного изучения. Если что-то будет не ясно – спрашивайте у любого взрослого, включая меня и капитана. Будем рады помочь.

Дэйв поймал гордый взгляд Саавик.

«У нас лучший отец в мире», - сказала она.

«Однозначно», - согласился он.

И пока их одноклассники робко, еще не до конца веря своему счастью, разбредались по сторонам в поисках интересующих их панелей и систем, они вдвоем с двух сторон подступились к адмиралу и выразили свою благодарность и радость каждый по-своему: девушка – поцелуем в щеку, парень – крепким и очень серьезным рукопожатием.

- Это была не моя идея, - покраснев, поспешно сдал супруга Джим.

- Но не мое исполнение, - отозвался Спок. Если бы не встреча с Валерис, тем бы семейная сцена и завершилась, но Саавик нуждалась в подтверждении, что это она все еще любимица и наследница, поэтому поцелуй не миновал и сурового вулканца. В ответ он посмотрел на дочь нечитаемым взором и мягко притянул ее к себе, уложив темноволосую кудрявую голову себе на плечо.

Таких нежностей Дэйв наблюдать не подписывался.

Тихо отделившись от общей бродящей массы, он быстрым взглядом окинул самые важные, ключевые позиции: капитанское кресло, навигаторскую панель, штурвал, пульт связи и…

И научную станцию.

К ней мальчик приближался со странным тянущим чувством в груди, будто что-то тянуло его именно сюда незримым импульсом, сотрясающим самую душу.

Дядя Лен нередко рассказывал ему, какие открытия в области биохимии совершил папа Спок, работая здесь.

Вот на этом месте, в этом самом кресле отец сидел, регистрируя сверхцелительные свойства терранианских бактерий.

Эти приборы зафиксировали первые показания, давшие повод сформулировать закон множественности Вселенных.

Здесь увидела свет первая разработка варп-9, повлиявшая на абсолютно все технические области и на половину гуманитарных.

Дэвид мог отдать душу, лишь бы точно знать, что сумеет удержать честь фамилии, если взвалит ее на свои плечи.

Это была его мечта – огромная, как целая звезда. Биохимия. Генезис. Все из ничего. Это было то, ради чего он умолял дядю Лена об уроках всякий раз, когда тот приезжал к друзьям в гости. И не только его. Дядя Скотти, Хикару, Паша – все, кто хоть сколько-нибудь знаком с высшей физикой и химией, все, из кого он выжимал доступные знания до капли.

- До сих пор во Флоте не так уж много навигационных панелей, превосходящих эту по тех… Эй-эй-эй-эй-эй!

Внезапный возглас адмирала заставил Дэйва отпрянуть назад, а всех остальных – уставиться на них обоих в недоумении.

Джим ледоколом прорвался через плотное скопление ребят вокруг себя к сыну и цепко ухватил его худую ладонь своими мощными пальцами.

- Малыш, зачем тебе это безобразие? – прежде, чем мальчишка успел среагировать, пропыхтел он, - Она скучная, над ней надо много стоять и вообще ерунда, а не пост. Иди лучше сюда.

С этими словами он подтащил Дэвида к капитанскому креслу и торжественно усадил туда с таким гордым видом, будто возвел на престол юного принца.

- Орел!

- Едва ли, Джим, - иронически хмыкнул наблюдавший эту сцену с откровенной насмешкой Спок.

Из уважения к отцу Дэйв прислушался к ощущениям.

Но нет.

- Оно неудобное. И скучное. И опасное, - твердо заявил он, поднимаясь, - Ты извини, пап, но я не испытываю острого желания когда-либо взять на себя такую ответственность.

- Ну черт возьми, - расстроился Джим, - Я надеялся на наследника.

- Я буду офицером по науке, - игнорируя эту реплику, без колебаний решил Дэйв, - Как папа Спок.

В конце концов, это ведь его собственный путь, верно? Папа Джим еще найдет себе достойного преемника. У Дэйва такого желания нет и никогда не будет.

И если кто-то из присутствующих заметил ошеломляюще огромную гордость во взгляде вулканца, то тактично сделал вид, что этого не было. Ведь это нелогично – гордиться, что твой приемный сын выбрал твою дорогу, отказавшись от пути родного отца.

А когда деланно унылый адмирал, в душе счастливый наконец-то установившейся определенностью, вернулся к экскурсантам, прочно обосновавшийся у станции Дэвид увидел, как по кожаной спинке капитанского кресла скользнула маленькая сухая кисть с болезненно выступающими костяшками пальцев.

«Первая вулканка в Академии, да? Ну держись, Валерис. Я буду не я, если не обойду тебя по всем показателям сразу»

Саавик бросила озорной, совершенно кирковский взгляд на спины отцов, подмигнула брату и уверенно, но тихо заняла место капитана.

@темы: Саавик, Рейтинг G - PG-13, Дэвид Кирк, Домашний очаг

URL
   

Заколдованный СтарТрек, или Туда и в Нарнию

главная