16:12 

Сговорчивость

КняжнаАнастасия
На золотой летающей тарелке
Дань пон-фаррному тренду в фандоме Трека хд К тому же уж очень хотелось погреться 28 февраля 2014.



3 июля 2272г.

Лекции адмирала Кирка были, наверное, самыми ожидаемыми для каждого кадета Академии. Их ставили только выпускным классам, самыми последними, в конце сессии, после всех экзаменов и даже после Кобаяши Мару. Молодые офицеры наперебой уверяли друг друга, что это идеальный стимул для успешного завершения всех прочих курсов. Сам адмирал на первом же занятии шутливо признавался, что это сделано просто для того, чтобы он не развращал молодежь перед сдачей тест-тренажеров.

Порядок знакомства со студентами оставался неизменным год за годом, что изрядно веселило Джима. На третий год он начал даже спорить со Споком, кто из его бывших подопечных первым задаст тот или иной вопрос.

Этот курс исключением не был. В нем вообще было мало примечательного, кроме одного чрезвычайно одаренного парня, на выпускном тесте взорвавшего собственный корабль, чтобы дать союзнику уйти, и Споковой любимицы Валерис, по-вулкански хладнокровно развернувшей Энтерпрайз прочь от опасной границы, бросив Кобаяши на произвол судьбы. "Во-первых, тот корабль был меньшего объема, чем наш - рисковать большим количеством жизней ради малого нелогично, - пояснила она на дальнейшем собеседовании, - А во-вторых, нарушение нейтральной зоны грозит большими бедами для Федерации, и даже два корабля с полным набором экипажа такого риска бы не стоили".

Блестящее проявление разума и лояльности государству.

Но, само собой, в корне неверное.

Джим понятия не имел, почему ее допустили до его лекций. Людям за подобные вещи вполне могли дать от ворот поворот и диплом без зачета по Кобаяши и, соответственно, финальному курсу тактики, а это верный знак, что выше коммандера незадачливый ученик поднимется только в случае войны.

Возможно, ее поступок свалили на вулканский менталитет.

В конце концов, причины она и правда указала более чем логичные.

Как бы то ни было, именно сейчас, на первом занятии, нужно было показать всем, включая Валерис, свой авторитет, а в идеале заодно ненавязчиво объяснить ей ее ошибку, чем Джим и занялся со свойственным ему небрежным юмором.

- Итак, мои будущие космические крысята, - рыкнул он точь-в-точь как пиратский капитан из старых фильмов, засмотренных некогда Дэйвом до дыр, - Если вы думаете, что все ваши испытания завершились после собеседования, вы чертовски ошиблись! Поднять якоря и задраить шлюзы! Плывем туда, куда не ступала нога пирата!

Каждый кадет реагирует на эти выходки по-своему. Цетинка Льюис, неплохой лидер, хотя и несколько вольного поведения, хихикает в кулак и отчаянно прячет замелькавшие цветными пятнами глаза-хамелеоны. Андорианец Шласса незаметно, как ему кажется, включает режим голозаписи на падде. Валерис же поднимает бровь и так знакомо смотрит карими глазами, что Джиму чудится полузабытый пустой глубокий голос, говорящий: "Капитан, позвольте напомнить, что мне недоступно человеческое чувство юмора"

Лекция, на которой кадеты говорили (читай - выстреливали вопросы один за одним) едва ли не больше адмирала, закончилась довольно быстро. Джим считал своим личным достижением тот факт, что из его аудитории ученики вываливаются, как из бара, разгоряченными и с широченными улыбками до ушей. А всего-то стоило вынуть из глубин памяти какой-нибудь особенно идиотский случай времен пятилетней миссии, дать ребятам завязку и предложить решить проблему самостоятельно.

- Что на этот раз? - спросил Спок, входя в аудиторию, пока последние студенты терроризировали Кирка расспросами о двенадцатой планете системы Льва.

- ...А потом мистер Спок вытащил меня из огня на руках и транспортировал на корабль, - мстительно завершил историю Джим, кося на него золотым глазом и злорадно ухмыляясь, - Так что мы умудрились и наладить контакт с местными, и выжить при этом.

- Ах! - немедленно восхитилась Льюис, и все внимание кадетов немедленно переключилось на вулканца.

Джим довольно улыбнулся. Скинуть восторженных поклонников на ближнего своего - разве не святое дело?

Споку понадобилось восемь минут, чтобы ответить на все вопросы (в качестве добивающего - "Профессор, а адмирал тяжелый?", от Шлассы, естественно: только андорианцу придет в голову спрашивать об этом передового ученого Флота) и выпроводить всю компанию за дверь.

Кирк принялся неторопливо собирать документы. Больше пар у него сегодня не было.

- Отвечая на твой вопрос, - как бы между прочим сказал он терпеливо ждущему супругу, - Корбомитный маневр.

По их связи пробежала легкая дрожь любопытства.

- И как они ее решили? - живо - пока их никто не видел - спросил Спок.

Джим слегка нахмурился и пожал плечами.

- Так же, как и все. Больше половины решили повернуть назад уже после того, как получили маяком по корпусу. Валерис так вовсе классифицировала его как потенциально опасный объект и отказалась приближаться к зоне прямого доступа.

- Она осторожна и опаслива, - согласился вулканец, - Как и большинство своих сородичей. Особенно после гибели нашей планеты.

- С такой опасливостью она обречена вечно бродить по уже изученным территориям и заведомо пустым планетам, не принося никакой пользы ни себе, ни флоту, - вздохнул Джим и попытался запихнуть сразу все бумаги в сумку.

Спок мягко накрыл его руки своими и забрал себе грозящую рассыпаться пачку. Парой выверенных, точных движений он утряс документы в ровную стопку, разделил на три части и сложил в свой портфель.

- Все равно вместе домой идти. Только не забудь их потом забрать.

- Я женился на святом, - пробормотал Джим и сделал вид, что ему совсем-совсем не хочется вот прямо сейчас устроить в этой самой аудитории священный разврат и безобразие.

Они редко позволяли себе вольности вне дома, и Спок в ответ на это желание лишь предостерегающе поднял бровь. Джим состроил невинное лицо и весело пожал плечами: мол, молчу и не возникаю, о повышенной занудности супруга прекрасно помню.

- Занудности? - очень опасно повторил мелькнувшую мысль Спок, и улыбка Кирка тут же засветилась с новой силой, как пожар. Если подразнить вулканскую гордость еще немного, можно заполучить себе чудесную ночь. Раз уж день у нас для работы.

Спок слегка заторможенным от внезапного приступа возбуждения жестом забрал из рук Джима ключи от аудитории...

О?..

...И накрыл умелыми губами его губы в более чем однозначном призывном поцелуе.

"Эй-эй-эй, мы все еще в Академии, ты помнишь? - запаниковал Кирк, - И дверь не заперта..."

"Сам нарвался"

"Не знал, что у тебя кинк на экстрим-секс"

"Заткнись"

...

...

...

В этот день, кажется, впервые после свадьбы, они шли с работы пешком, вместе и держась за руки, отправив семейный аэрокар домой на автопилоте. Лето медленно и жарко ползло к своему пику, в парке буйно цвели многочисленные клумбы с растениями из самых разных уголков Галактики, и разгоряченный и веселый, как ребенок, Спок тянул Джима за собой к кардассианским ярко-голубым розам ("Голубым, как мы с тобой" - "Ты иногда бываешь ужасно похож на доктора Маккоя, ты знаешь?"), чтобы совершенно нелогично обсыпать мужа крупной остро пахнущей пыльцой и потом долго и старательно сцеловывать ее с его припухших влажных губ.

- Да что с тобой такое сегодня? - смеялся Джим, отчаянно жалея, что не умеет мурлыкать, потому что как-либо иначе выразить свои чувства, будучи согретым солнцем и неожиданной лаской супруга, представлялось ему невозможным.

- Имею право хотя бы иногда любить своего t'hy'la, как человек, - немного сонно и просто изумительно нежно урчал тот, утыкаясь в светлую макушку Кирка слегка горбатым после какого-то из бесчисленных переломов носом.

Мимо них, стоящих, как идиоты, на огороженном газоне среди огромных голубых цветов, проходили студенты младших курсов, недавние выпускники, старшие офицеры - словом, пол-Академии наблюдали в этот день двоих представительных преподавателей целующимися в кустах, как подростки.

Удивительно, но обычно ответственному и осторожному в таких вещах Джиму было на это совершенно наплевать. Споку, что еще удивительнее - тоже. У кого-то из них кружилась голова, а кто-то смутно желал нежного и чувственного любовного соединения прямо здесь и сейчас, но желание было не огненно-жгучим, как обычно, а мягким и ненавязчивым, поэтому дискомфорта оно не приносило, но лишь сильнее сближало связанные катры, и не хотелось думать ни о чем, кроме друг друга.

Под настойчивым напором Спока Джим сделал пару шагов назад. В голове окончательно помутилось. Он уже был готов, отмахнувшись от затихающего голоса рассудка, рухнуть на траву и отдаваться снова и снова, пока их обоих не перестанет, наконец, колотить от неумолимого чувства притяжения друг к другу...

И в самый последний момент в плавящийся от накала чувств воздух между ними вклинилось громкое оскорбленное "МЯУ!"

Джим моргнул и словно очнулся от тяжелого густого сна.

- Спок, мы же в парке, - задним числом как-то полувопросительно упрекнул он, спешно соображая, как они оба такое допустили.

Судя по недоуменно приподнятому уголку губ, Спок тоже не совсем понимал, что на него нашло.

Кирк покачал головой и отстранился от него, чтобы вернуть хоть на время ясность рассудка. Стремясь отвлечься от изумрудного румянца на скулах супруга, он растерянно глянул вниз на траву и тут же увидел причину своего отрезвления.

- Смотри, какая прелесть.

Котенок был настолько мал, что в средней стрижки газонной траве можно было разглядеть разве что смешно торчащие дымчатые уши с кисточками да задорно стоящий трубой мышиный хвост. Джим наклонился и одной рукой поднял худенькое тельце малыша, практически полностью уместившееся в широкой ладони.

- Он может оказаться больным, - больше по привычке заметил Спок, поправлявший разоренную супругом преподавательскую форму.

- О, мы наконец-то вспомнили о разуме? - с нескрываемой иронией ухмыльнулся Кирк и небрежным легким жестом огладил котенка по жидкой мягкой шерстке, вызвав еще один прилив возмущения в виде пронзительного мяуканья, - А глаза-то какие, гляди, голубые, как сапфиры.

- Джим, у нас двое детей.

- Так тем более. Дэйви наверняка понравится питомец. Давай его заберем? - Кирк даже ресницами похлопал для убедительности. Предварительно убедившись, что никто из прохожих на них уже не смотрит, конечно.

Спок посмотрел на котенка.

Котенок покосился на Спока удивительно ярким глазом и угрожающе фыркнул, предусмотрительно спрятав треугольную мордочку за большим пальцем Джима.

- А если он не понравится Саавик? - привел последний аргумент слегка дезориентированный вулканец, и Джим мысленно сплясал победный танец.

Потому что проворная глазастая Саавик втайне от одного отца канючила у второго домашнюю зверушку уже месяца четыре точно.

В другое время, конечно, строгий и логичный Спок нашел бы с десяток аргументов против, припомнив все, что знал о кошках и их повадках, но сейчас его еще не до конца отпустило странное любовное наваждение.

В будущем они еще не раз до слез посмеются над этой историей, тиская роскошного толстого котяру с потемневшими до чистого янтарного цвета глазами.

Ну кто же знал, что уговорить вулканца притащить в дом первое попавшееся животное с улицы, оказывается, так легко?

Стоит всего-навсего начаться пон-фарру.

@музыка: Mamma Mia movie cast - Lay all your love

@темы: Рейтинг G - PG-13, Домашний очаг

URL
   

Заколдованный СтарТрек, или Туда и в Нарнию

главная